История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Уржанов В.М. О деятельности ЦИК Всеросс. Ж/д. Союза (Викжеля) в 1917 г.

2017-06-07

Уржанов В.М. О деятельности Центрального Исполнительного Комитета Всероссийского Железнодорожного Союза (Викжеля) в 1917 году

В столетней истории профессионального движения железнодорожников не было ни одного Центрального комитета профсоюза, о котором было опубликовано такое множество разноречивых сведений. Все это относится к Центральному Исполнительному Комитету Всероссийского Железнодорожного Союза, сокращенно названному – «ВИКЖЕЛЬ».

Один[1] из активнейших членов Исполнительного Комитета его бессменный секретарь Иван Петрович Нестеренко в своих воспоминаниях с легкой иронией писал: «Что такое был Викжель: Министерские барышни говорили, что «Викжель – еще не старый, совсем молодой, с небольшой рыжей бородкой». Иностранцы, обращавшиеся по разным причинам, просили доложить «господину ВИКЖЕЛЮ» о приеме по такому-то делу». Все к нему обращались за помощью, о нем слышали, все его ругали справа и слева. А что такое в действительности представлял собой Викжель и чем он являлся в России в 1917-1918 гг. не многие знают, даже из среды своих членов Союза, не говоря уже о других организациях и отдельных гражданах и общественных работниках».

Попытаемся кратко рассмотреть аспекты деятельности Викжеля за период его краткого существования с августа 1917 г. по январь 1918 г. Викжель был избран на Всероссийском Учредительном съезде железнодорожного Союза 23 августа1917 года за 2 дня до окончания съезда в количестве 40 членов и 40 кандидатов в члены Исполнительного Комитета.

Съезд внимательно подошел к подбору членов будущего ЦК, каждая комиссия, работавшая на съезде, выдвигала из своих рядов наиболее отличившихся членов, хорошо знающих железнодорожное дело, энергичных общественных деятелей и обязательно входивших в руководящие профсоюзные органы железных дорог, делегировавших их на съезд. За 40 дней работы съезда делегаты хорошо друг друга узнали и поэтому объективно выдвигали лучших. Кроме того, после выдвижения кандидатур комиссиями, их обязательно согласовывали соответствующие партийные фракции, образованные на съезде. При подборе кандидатур, с ними заранее согласовывали и направление их работы (контакты с МПС, железными дорогами, с Советами Рабочих и Солдатских Депутатов и так далее).

По решению съезда в Викжель вошли руководители основных союзов по профессиям (паровозных бригад, кондукторов, сцепщиков и т.д.). Таким образом, Викжель был сконструирован из хорошо подготовленных работников железных дорог, представляющих как интересы рабочего-железнодорожника, так и высшего служащего.

Для того, чтобы охарактеризовать самых активных членов Викжеля, а таких было свыше 50 человек, необходимо делать отдельный доклад, я позволю себе сказать несколько слов о членах Викжеля, делегированных на съезд железными дорогами Украины, это: Чухманенко Иван Осипович, конторщик, член Главного Дорожного Комитета (ГДК) Юго-Западных железных дорог, впоследствии избран товарищем председателя ЦИК; Стамо Николай Львович, помощник начальника участка службы пути, член ГДК Екатерининской железной дороги; Досев[2] Степан Романович, слесарь, член Совета Депутатов Южных железных дорог и Эндимионов Александр Федорович, помощник начальника работ на постройке железной дороги Гришино-Ровно, член комитета профсоюза постройки.

Я подробно остановился на процессе формирования ЦИК, так как опубликованный в первом варианте состав Викжеля, а он потом существенно менялся, являлся главным объектом критики, начиная с 1918 года и до наших дней.

Нужно отметить, что к моменту образования Викжеля, на всех железных дорогах существовали мощные профсоюзные организации, действующие на основании своих Уставов. Правовой базой для этих уставов послужил циркуляр № 6321 от 27 мая, который был подготовлен министром путей сообщения Виктором Некрасовым совместно с Исполнительным Комитетом Всероссийской железнодорожной конференции. Циркуляр давал комитетам право самого широкого контроля и наблюдения за всеми отраслями железнодорожного хозяйства, он устанавливал количество освобождаемых служащих для работы в Комитетах всех уровней, разрешал членам комитетов пользоваться телеграфом и телефоном, предоставлял право проезда и т.д.

По Уставу, принятому Учредительным Всероссийским съездом, вся социальная железнодорожная сфера передавалась под непосредственный контроль профсоюзных комитетов. Обязательное членство всех железнодорожников в профсоюзе сделало профсоюзные организации финансово независимыми от администрации. Профсоюз железнодорожников стал авторитетной организацией в глазах железнодорожников, а дальнейшие события сделали его популярным и среди всего населения страны.

Имея мощную опору среди широких слоев железнодорожников, и начал свою работу Викжель. Буквально на следующий день после закрытия Учредительного съезда в Центральном Исполнительном Комитете решали кадровые вопросы.

Для руководства деятельностью Викжеля из его состава было выделено исполнительное бюро в составе: председателя М. Орехова, товарищей председателя – А. Малицкого и В. Шеханова, секретарей: Д. Казановича, А. Суслова, А .Холшевникова и казначея – А. Платонова. Местом[3] пребывания избрана временно Москва. Но жизнь не дала времени на организационное строительство Викжелю, уже в ночь с 27 на 28 августа состоялось экстренное совещание, на котором рассматривалась информация Временного Правительства об отстранении от должности Верховного Главнокомандующего генерала Корнилова за требование передачи ему всей власти в стране и просьба к железнодорожникам не выполнять приказов последнего. Немного позже в Викжель поступила и телеграфная угроза Корнилова: «Я требую безусловного выполнения моих приказаний и распоряжений и предупреждаю, всякое неподчинение буду рассматривать, как измену святому делу спасения Родины и ее свободы и буду карать беспощадно». В ходе заседания Викжеля была получена информация, что соединения 3-го корпуса под командованием генерала Крымова по указанию Корнилова, по трем железным дорогам движутся в сторону Петрограда и находятся недалеко от города. Ингушский и Черкесский полки Дикой дивизии (составленной из кавказцев) продвигались по Московско-Виндаво-Рыбинской дороге и находились возле станции Дно, эшелоны с Уссурийской конной дивизией по Балтийской дороге подошли к ст. Нарва, Первая Донская казачья дивизия, при которой находился генерал Крымов, со штабом корпуса, ночью 27 августа прибыла на ст. Луга.

Совещание Викжеля постановило создать особое бюро во главе с А. Малицким, в помощь ему организовать бюро в Петрограде, которому поручить немедленно установить дежурство на центральном телеграфе Министерства путей сообщения и взять под контроль все переговоры и сообщения.

Викжель тут же предложил всем дорожным комитетам установить контроль за передвижением войск на железных дорогах и дежурство на телеграфах и в случае надобности прекратить движение, угонять паровозы, при невозможности убрать паровозы, снимать с них важнейшие части; снимать с линии весь личный состав, разбирать пути и загромождать их составами.

Так как оперативное перемещение войск в те годы осуществлялось только по железным дорогам, то и железнодорожники первыми, пока Петроград и Москва готовились к защите Революции, встретились с опасностью. И надо отметить, что среди членов Викжеля не было никаких колебаний в вопросах действий – только задержать войска. Оперативно действовал в эти годы и Главный дорожный комитет Юго-Западных железных дорог во главе которого стоял В. Градов-Матвеев, который взял под контроль перемещение войск с фронта, а комитеты Екатерининской и Северо-Донецкой железных дорог осуществляли контроль за перемещением казачьих войск. И железнодорожники добились успеха: под Лугой, Нарвой, Вырицей были полностью блокированы железнодорожные пути и остановлено передвижение войск генерала Крымова.

Финал известен – Крымов застрелился, а 1 сентября арестовали Корнилова и его помощников.

В первые же дни своей деятельности Викжель продемонстрировал четкую организованную работу профсоюзных комитетов всех уровней, а также настроение железнодорожников, которые в большинстве не хотели возвращаться к старой жизни.

После первой напряженной работы произошли изменения в руководстве Викжеля. Михаил Орехов никак не мог вписаться в российскую действительность после длительного пребывания в эмиграции (1906-1917 гг.), он решил сосредоточиться на работе Главного Дорожного Комитета Рязано-Уральской железной дороги, где его выбрали председателем и уехал в Самару. Председателем избрали Александра Малицкого, который блестяще себя проявил, возглавляя бюро по борьбе с Корниловщиной, секретарем был избран Иван Нестеренко.

Сразу же поле провала Корниловского мятежа, Викжель приступил к работе по реализации наказа Учредительного съезда, в первую очередь по внедрению в жизнь норм труда рабочих и служащих железных дорог, разработанных и утвержденных съездом. Временное Правительство не признало этих норм и финансировало МПС по-старому. Для решения этого вопроса Викжель решил использовать все законные пути.

Вот хроника основных событий по реализации решения Викжеля:

  • 3 сентября Петроградское бюро Викжеля в полном составе присутствовало на заседании ЦИК Советов Р. и С.Д., убеждая членов ЦИК о немедленном решении этого вопроса, т. к. многие железнодорожники уже голодают;
  • 12 сентября - по поручению ЦИК, комиссия из членов ЦИК, ВЦСПС и Викжеля разработала и согласовала документ и передала его в комиссию под руководством министра труда К. Гвоздева;
  • 17 сентября на втором пленарном заседании Демократического совещания выступил представитель Викжеля, с разоблачением политики Временного Правительства, которое затягивает решение о введении норм оплаты труда, разработанных Всероссийским съездом железнодорожного союза. Он подробно рассказал о бедственном положении рабочих и служащих, на которых шесть месяцев никто не обращает внимания, а только требуют исполнения долга. Участники совещания сочувственно отнеслись к выступлению, но и только;
  • 18 сентября – комиссия Гвоздева передала документы на рассмотрение Временного Правительства;
  • 19 сентября – Правительство не стало рассматривать материалы комиссии Гвоздева и передала их на заключение министру путей сообщения Ливеровскому;
  • 20 сентября – Ливеровский сообщил руководству Викжеля, что Временное Правительство в ближайшее время не планирует рассматривать вопрос об оплате труда железнодорожников;
  • 20 сентября – поздно вечером после переговоров с руководителями ГДК на заседании Викжеля решено объявить забастовку.

Необходимо отметить, что Викжель давно готовился к забастовке, и у него был разработан план ее проведения.

21 сентября – в 12.15 Викжель отправил на все железные дороги телеграмму, в которой объявил всеобщую забастовку железнодорожников с 00 часов 24 сентября и изложил поэтапный план ее проведения.

На следующий день после объявления Викжелем забастовки, Керенский направил на дороги телеграмму с угрозой: «Я объявляю, что никаких колебаний, никаких потрясений по правильной работе железных дорог Временное Правительство допустить не может... Я надеюсь, что Временному правительству не придется принимать тех суровых мер, которые по закону полагаются за неисполнение, во время войны распоряжений железнодорожных властей... Предлагаю немедленно, в сознании великой ответственности перед Родиной прекратить всякие призывы к железнодорожной забастовке». Правительство дало указание о приведении в боевую готовность железнодорожных батальонов для подавления забастовки. Как мы видим, все правительства не любят платить деньги железнодорожникам и не терпят забастовок.

Керенский даже поехал в Петроградское бюро Викжеля, чтобы лично уговорить их не проводить забастовку. Когда это ему не удалось, он посылает в Москву Викжелю еще одно предупреждение: «Еще раз считаю долгом предварить, что организация железнодорожной забастовки во время войны является преступлением». Такая телеграмма вызвала бурю протеста среди железнодорожников, вот что заявил Главный Комитет Екатерининской железной дороги в телеграмме Временному Правительству: «Обращение Министра-Председателя считаем возмутительным и демагогическим... Министр-Председатель должен помнить, что мы доведем борьбу до конца".

К сожалению, против забастовки выступили ВЦСПС и ЦИК Советов Р. и С.Д., Исполнительный комитет крестьянских депутатов. Генеральный секретарь Украинской Центральной Рады В. Винниченко призвал также украинских железнодорожников отказаться от забастовки. Отказались по различным мотивам присоединиться к забастовке 7 железных дорог: Закавказская, Владикавказская. Александровская, Полесская, Китайско-Восточная, Уссурийская, Амурская железные дороги. Все газеты настраивали против железнодорожников население и особенно крестьян и солдат.

В связи с отказом Временного Правительства удовлетворить требования Викжеля, 24 сентября в России началась самая массовая стачка, в ней участвовало около 600 тысяч железнодорожников. Уже в первый день А. Керенский и министр путей сообщения Ливеровский решили вопрос «О порядке снабжения железнодорожников служащих, мастеровых и рабочих продовольствием». Члены Викжеля вели беседы с министрами обороны Верховским и продовольствия – Прокоповичем.

Снабжение железнодорожников продовольствием предполагалось обеспечивать сразу после армии.

Но правительство не спешило решить основной вопрос об оплате труда. 25 сентября на заседании правительства члены президиума ЦИК Совета С. и Р.Д. Чхеидзе и Гоц требовали удовлетворения требований бастующих. Временное Правительство 26 сентября издало Декрет о повышении оплаты бастующим. Викжель после переговоров с правительством о порядке выполнения Декрета объявил о прекращении забастовки в ночь с 26 на 27 сентября. Правительство предусмотрело выделение на прибавку жалованья 235 млн. руб. в 1917 г. и 700 млн. руб. в 1918 г.

Четкая организация проведения забастовки продемонстрировала общественным и государственным организациям, что за Викжелем стоит реальная сила, с которой необходимо считаться. С таким боевым настроением члены Викжеля приступили к работе сразу же после окончания забастовки. В исполнительном комитете было образовано 30 отделов, не считая президиума и секретариата. Все отделы работали с полной нагрузкой, но главным вопросом для всех было внедрение норм оплаты труда согласно Декрету временного правительства. Учитывая сложность вопроса, Министерство путей сообщения вышло с предложением во Временное Правительство по организации при министерстве управления по труду.

Деньги по обеспечению Декрета поступали из Министерства финансов несвоевременно, и их приходилось буквально «выколачивать» совместно с Министерством путей сообщения. Военное ведомство также плохо выполняло указание правительства о снабжении железнодорожников. Повсеместно вспыхивали забастовки с требованием выполнения Декрета правительства. С линии поступали требования о созыве Всероссийского железнодорожного съезда. Викжель принял решение о созыве такого съезда 5 ноября 1917 г., но вскоре события в Петрограде изменили все планы.

В связи с ожидаемым восстанием большевиков Викжель, оставив[4] только членов Московского бюро, выехал в Петроград. К этому времени уже были арестованы министры Временного Правительства, в том числе и министр путей сообщения А. Ливеровский. Для изучения обстановки члены Викжеля посетили ряд политических партий и общественных организаций и вели с ними переговоры. Многие политические деятели, учитывая высокий авторитет Викжеля среди населения, пытались заручиться его поддержкой. К этому времени в Петрограде был образован Комитет Спасения Родины и Революции, для борьбы с большевиками и проходил ІІ съезд Советов. До начала голосования по правительству на съезде выступил представитель Викжеля, который заявил о непризнании правительства, которое будет избрано после ухода со съезда делегатов большинства партий, и что Викжель возьмет управление МПС в свои руки. Это заявление на съезде было встречено с возмущением. Уже утром 27 октября на съезде был избран Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В. Лениным.

Таким образом 27 октября в Петрограде были образованы два противоборствующих центра: Военно-Революционный Комитет и СНК со стороны большевиков и Комитет Спасения со стороны правых партий. И в такой ситуации, проведя множество консультаций с Главными Комитетами, Викжель принял решение о соблюдении органами Союза политики нейтралитета. Это решение и вызывало в Советское время яростную критику всех, кто писал о Викжеле.

Но мог ли Викжель поступить иначе? Конечно, нет.

Во-первых, Викжель представлял интересы всех железнодорожников, во-вторых, ни в Уставе, ни в Наказе Учредительного съезда Викжелю не было положений о борьбе за власть, в-третьих, члены Викжеля сами представляли почти весь спектр политических партий России, в-четвертых, огромная масса железнодорожников была вообще вне политики и видела в лице Викжеля, в первую очередь, защитника их экономических интересов. Конечно, трудно было себе представить, что в крупных политических центрах Петрограде, Москве, Харькове все железнодорожники поддержат идею нейтралитета, однако, одно то, что от руководящего профсоюзного центра не было призывов к насилию друг над другом, уже было стабилизирующим фактором. Важно отметить и другое, что в эти напряженные дни, несмотря на то, что решения Викжеля не всегда принимались единогласно, почти никто не вышел из состава Викжеля, все самоотверженно работали.

Однако объявленный нейтралитет Викжеля мало коснулся враждующих сторон, 28 и 29 октября разгорелись бои в Москве, и Викжель принял решение о всеобщей политической забастовке. Была отправлена всем телеграмма, что если не прекратятся бои в Москве и Петербурге то, в ночь с 29 на 30 октября остановится железнодорожный транспорт. Телеграмма была отправлена 29 октября в 17.20, а уже в 19.00 в Белом зале здания МПС на Фонтанке, 117 А. Малицкий открыл совещание, на котором присутствовали представители всех политических партий и организаций (всего 71 чел.)

Президиум ЦИК Советов Р. и С.Д. направил на совещание Д. Рязанова, Я. Свердлова, [Г.] Закса, [М.] Буткевича, [Д.] Сагарашвили. ЦК большевиков поручил участвовать в совещании Л. Каменеву – председателю ЦИК С.Р. и С.Д. и Г. Сокольникову, члену ЦК большевиков: от Совнаркома – А. Рыков, нарком по внутренним делам, от ВЦСПС – секретарь Совета А. Лозовский, Комитет Спасения представлял С. Знаменский, от ЦК партий меньшевиков были [Ф.] Дан и [Ю.] Мартов, также присутствовали представители почтово-телеграфного союза, партий с-р[5], союза служащих, исполкома Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов, в последующие дни к совещанию присоединились делегации Путиловского, Обуховского завода и др. В начале совещания делегация Викжеля была направлена на переговоры к Керенскому, а несколько позже в Могилев в Ставку Главнокомандующего.

На совещаниях 29 октября - 3 ноября обсуждались разные варианты состава однородного социалистического правительства, ответственного перед ЦИК образованного на ІІ съезде Советов. В ходе обсуждений была выдвинута идея создания «правомочного органа всей демократии» – «Народного Совета». Эту идею поддерживали многие рабочие организации столицы и профсоюзные организации.

Представители Комитета спасения настаивали на создании правительства без большевиков, однако поражение Керенского от большевиков и победа большевиков в Москве дали возможность ЦК большевиков занять более жесткую позицию на переговорах, а затем их делегация и вовсе ушла с переговоров. Не изменил[6] положение дел и демарш умеренных лидеров большевиков, когда 5 членов вышли из состава ЦК большевиков (Каменев, Рыков, Милютин[7], Зиновьев, Ногин), а 11 человек вышли из правительства (Рязанов, Шляпников, Дербышев и др.).

Видя бесперспективность совещания, на заседании ЦИК профсоюза железнодорожников 5 ноября было решено оставить в Петрограде бюро из пяти человек, а основному составу выехать в Москву в свою штаб-квартиру, где продолжить работы по сохранению единства профсоюза железнодорожников и железнодорожного транспорта. Вечером Викжель покинул Петроград.

Петроградское бюро Викжеля еще какое-то время продолжало проводить совещания, но они не выходили за рамки бесплодных дискуссий.

Таким образом, попытка Викжеля разрешить политический кризис путем достижения компромисса в стране осталась нереализованной. Различие взглядов партийных лидеров на возможность создания однородного социалистического правительства, в основе которых были принципиальные расхождения в оценке политической ситуации в стране, необходимых мер демократических преобразований, общих перспектив развития России, а также нежелание сторон ни в чем не уступать своим оппонентам – вот истинные причины провала соглашения.

9 ноября на расширенном собрании Петроградского совета профсоюзов в присутствии председателя СНК В. Ленина была принята резолюция, в которой вся вина за срыв соглашения была возложена на правосоциалистические партии.

По прибытии[8] в Москву Викжель направил всю свою деятельность на сплочение Союза и решение насущных проблем рабочих и служащих железных дорог. Для оценки своего курса Викжель созвал в Москве 14-15 ноября совещание представителей Главных Дорожных Комитетов Европейской части России. Совещание в целом одобрило позицию активного нейтралитета, проводимого Викжелем, и признало, что это был единственно правильный путь к прекращению вооруженного столкновения, оно поручило Викжелю активно вмешаться в создание центральной государственной власти и продолжать усилия по созданию однородного социалистического правительства и поручило Викжелю войти в состав ЦИК Советов Р.С. и К.Д.

Совещание постановило, что в случае насилия над железнодорожниками они оставляют за собой право прекращения работ и приостановки железнодорожного движения. Совещание также рекомендовало Викжелю взять на себя управление Министерством и удалить реакционных элементов из состава его администрации и железных дорог, а также выразило протест против забастовки служащих центрального аппарата МПС.

Викжель 17 ноября прибыл в Петербург и сразу же 10 его представителей прибыли в Смольный для участия в заседании ЦИК Советов Р.С. и К.Д. по поручению Викжеля они внесли на рассмотрение пакет предложений, в том числе и материалы по изменению оплаты труда железнодорожников. 20 ноября Викжель признал власть ЦИК и объявил о взятии в свои руки управления МПС. 2 декабря ЦИК принял «Декрет о железнодорожниках», который регулировал зарплату по нормам, представленным Викжелем.

5 декабря Викжель объявил, что с 6 декабря управление МПС будет осуществляться комиссией во главе с И. Крушинским, членом Викжеля. Реакция большевиков последовала незамедлительно, 6 декабря в МПС был введен Кексгольмский полк, была выставлена охрана у всех основных помещений, в Центральном телеграфе МПС обосновались военные телеграфисты из Финляндии, для членов Викжеля доступ на телеграф был закрыт, как и в другие помещения МПС. После этого СНК прекратил всякие отношения с Викжелем.

Для борьбы с Викжелем большевики использовали Всероссийский съезд мастеровых и рабочих, который состоялся в Петрограде с 12 по 18 декабря. Для большего расположения делегатов к новой власти СНК выделил 30 тыс. рублей на оплату суточных. Накануне съезда СНК принял постановление о выполнении «Декрета о железнодорожниках», уже в ходе работы съезда появился приказ, подписанный Марком Елизаровым «О совершенствовании медицинского обслуживания на всех казенных и частных железных дорогах».

Перед делегатами съезда выступили М. Елизаров, В. Невский, Г. Зиновьев и В. Ленин, который был уверен, что «настоящий железнодорожный съезд закрепит власть народных комиссаров созданием такой организации, которая поможет нам в борьбе за мир, землю».

На Чрезвычайный Всероссийский съезд Союза железнодорожников, который открылся 19 декабря, было избрано 78 делегатов.

Почти 9 дней шла проверка мандатов, и президиум удалось выбрать только 28 декабря, 29-30 декабря с отчетными докладами выступили руководители Викжеля. После обсуждения докладов съезд перешел к общеполитическим дискуссиям, а затем к обсуждению текущего момента. после окончания прений было вынесено 2 резолюции от правого блока – за Учредительное собрание, от левого блока – за полное признание советской власти. В 3 часа ночи 5 января были оглашены результаты голосования: за резолюцию правого блока – 273, левого - 261, при 3-х воздержавшихся.

Представители большевиков и эсеров покинули съезд и объявили себя ІІ-м Чрезвычайным съездом на котором в дальнейшем и избрали Центральный орган «Викжедор» и коллегию по управлению МПС.

Самым неожиданным и необъяснимым в этой истории стало поведение А. Малицкого, который проголосовал за Советскую власть и ушел вместе с левой частью съезда, возможно, его соблазнили должностью, в наркомате путей сообщения он возглавил главное финансовое управление.

Правая часть (большинство) съезда провела 7 января пленарное заседание и приняла решение о закрытии Чрезвычайного Всероссийского съезда, при этом был избран оргкомитет для подготовки нового Чрезвычайного съезда.

Оргкомитету большинства в условиях ожесточенной гражданской войны собрать съезд в марте 1918 г. не удалось, и он прекратил свое существование.

Центральный Исполнительный Комитет Всероссийского железнодорожного Союза автоматически прекратил свое существование после раскола съезда и ухода 10 членов Викжеля во главе с А. Малицким с левой частью съезда. Для разделения имущества была создана ликвидационная комиссия, но все решилось без ее участия: неожиданно бывшие члены Викжеля [И.] Кравец и [К.] Лапьер захватили все имущество и документы Викжеля и выставили у помещений охрану из красногвардейцев. На этом история существования Викжеля закончилась. 9 января оргкомитет большинства съезда оповестил об этом всех железнодорожников.

Так прозаически просто закончил свое существование могучий представитель профсоюза железнодорожников. Все это произошло потому, что было принято неправильное решение об осуждении на съезде политической обстановки в стране, и самое главное, что на голосование на профсоюзном съезде был поставлен политический вопрос, и как результат – раскол и ликвидация Викжеля. Можно ли было этого избежать или нет, смог бы продолжать свою деятельность Викжель в условиях гражданской войны, трудно сказать. Но все члены Викжеля заслуживают добрых слов за их самоотверженный труд на благо железнодорожников.

19.02.2005

Источник: Уржанов В. М. О деятельности ЦентральногоИсполнительного Комитета Всероссийского Железнодорожного Союза (Викжеля) в 1917 году



[1]
В тексте «одним». – В.Б.

[2] Иосев, согласно опубликованному в конце 1917 года персональному составу Викжеля. – В.Б.

[3] В тексте «место». – В.Б.

[4] В тексте «отставив». – В.Б.

[5] То есть социалистов-революционеров. – В.Б.

[6] В тексте «не изменило». – В.Б.

[7] В тексте «Малютин». – В.Б.

[8] В тексте «по прибытию». – В.Б.

История профсоюзов, 2016 г.