История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Кондрашёв А.Н. Очерк истории Всероссийского союза учителей

2016-01-30

В «Кратком очерке истории Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию» 1905 года Н. Соколов начинает историю учительского движения с реакции общества на голод 1891—1892 годов и вспышку холеры в 1893 году, когда общество и многие учителя вновь остро почувствовали необходимость распространения всеобщего образования. Тогда были созданы Комитеты грамотности, разгромленные в 1895 году, и другие инициативы[1]. В 1890-е годы по всей стране возникали учительские общества, их число выросло с 23 в 1896 году до 71 в 1902 году.

Первым толчком к самоорганизации учителей на всероссийском уровне можно считать педагогическую выставку Курского губернского земства, прошедшую в 1902 году. На выставку приехали педагоги со всей страны, и помимо академических лекций по педагогике, там произошли и открытые обсуждения проблем учительства, в том числе материальных и бытовых[2]. За ней последовали Московский учительский съезд 1902—1903 годов, Ярославский съезд при выставке 1903 года и Петербургский технический съезд 1903—1904 годов. На всех этих собраниях активно обсуждались «общественные» темы — проблемы всеобщего образования и положение учителя.

Главным профессиональным объединением учителей и работников школ дореволюционной России стал Всероссийский союз учителей и деятелей по народному образованию (ВСУ). Идея создания такого союза обсуждалась ещё на съездах 1902—1904 годов, в первую очередь в Москве и Петербурге. В Москве разговоры о профессиональном союзе велись в Московском педагогическом обществе. В Петербурге среди некоторых членов Педагогического общества весной 1904 года возник политический клуб учителей, начавший подготовку съезда представителей учительских обществ взаимопомощи[3]. Начало Революции 1905 года отодвинуло этот съезд и подстегнуло более серьёзную организационную работу. Уже 12 марта 1905 года в Санкт-Петербурге состоялся Съезд педагогов и деятелей по народному образованию, на котором был учреждён «Союз народных учителей и других деятелей по народному образованию», прообраз ВСУ. Союз представлял из себя круг подписантов обращения с требованиями коренной демократизации общества и образования[4]. К апрелю Союз включал в себя уже более тысячи учителей.

В апреле 1905 года прошло Московское совещание представителей учительских групп. Его инициатором выступило Московское педагогическое общество, а его председатель Н.А. Рожков вёл заседания[5]. На совещании, собравшем представителей 30 губерний, было принято решение о создании новой, неподконтрольной государству, нелегальной всероссийской организации, и вскоре совместно с Петербургским союзом была начата подготовка I Всероссийского съезда учителей и деятелей по народному образованию. Московское совещание показало раскол учительства. Большинство участников, в том числе члены и сторонники партии эсеров, считали, что новый союз должен иметь особый профессионально-политический характер, являясь не только профессиональным объединением, но и аналогом партии для своих членов. Однако две группы учителей высказывались против этого: учителя социал-демократы и аполитичные участники.

Московское совещание и революционные события 1905 года вызвали острую реакцию и среди учителей. Например, «в Перми 14 мая произошла крупная политическая демонстрация. Учителя назначили на этот день съезд в доме пароходчика и общественного деятеля Н.В. Мешкова, чтобы ознакомиться с Уставом Всероссийского союза учителей и создать в городе отделение этого союза[6]. Губернатор запретил съезд, а дом Мешкова приказал оцепить конной и пешей полицией и учителей не впускать. Возмущённые педагоги с пением «Марсельезы» и возгласами «долой самодержавие!» направились к губернаторскому особняку. По дороге к ним присоединились горожане. На подходе к дому губернатора колонна, насчитывавшая более двух тысяч человек, была разогнана полицией»[7].

Съезд должен был пройти в Петербурге, однако помещение, предназначенное для него, было занято полицией, поэтому участники срочно перебрались в Финляндию. Съезд успешно состоялся с 7 по 10 июня в здании Народного дома в Выборге. В результате был официально учреждён ВСУ, его платформа была обозначена как «профессионально-политическая». Она включала в себя такие положения, как передача власти в руки народа через созыв учредительного собрания на основе прямого всеобщего равного тайного голосования, а также провозглашение свобод личности и жилища, совести, слова, печати, объединений, собраний и стачек, отмена преследований по политическим и религиозным мотивам[8]. Профессиональная часть включала в себя «признание равных прав на образование для всех граждан без каких-либо различий, требование преподавания на родном языке населения во всех типах школ, введение всеобщего бесплатного обязательного обучения в начальной школе и бесплатного обучения в средней и высшей школе, исключение закона божия как обязательного предмета преподавания, передачу народного образования в руки местного самоуправления»[9]. Протестуя против политической природы Союза, съезд покинули делегаты социал-демократы[10].

Одними из организаторов ВСУ и членами Центрального бюро стали знаменитый в будущем советский педагог Н.В. Чехов[11], известный революционер эсер Я.И. Душечкин и основатель «эволюционной педагогики» В.П. Вахтеров. Самым активным и ярким лидером ВСУ стал В.И. Чарнолуский, известный в дальнейшем как создатель Библиотеки по народному просвещению, нынешней Педагогической библиотеки имени Ушинского.

Основными методами борьбы за цели Союза предлагалось использовать следующие: выпуск собственных изданий и ведение через них агитации, публикации в других изданиях, бойкот инспекторов и других лиц, игнорирование министерских программ и указов, поддержка учителей, лишившихся заработка из-за своей политической деятельности[12]. Кроме того, членам союза предлагалось привлекать в Союз новых членов, осуществлять взаимопомощь в самообразовании, вести политическую пропаганду среди крестьян и обдумать возможность политической забастовки (которая не заставит себя ждать и произойдёт уже в октябре).

Члены и, особенно, руководители ВСУ подвергались преследованиям и репрессиям, в числе десятков арестованных летом — осенью 1905 года были член Центрального бюро П.А. Мякотин, член делегации Союза союзов И.М. Бикерман, многие активисты на местах подвергались травле[13]. Почтовые отправления с материалами первого съезда перехватывались на почте, из-за чего приходилось прибегать к дорогостоящим альтернативным методам пересылки.

ВСУ издавал собственный журнал «Вестник Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию», а также участвовал в издании журнала «Вестник учителей». В журналах печатались материалы ВСУ и аналитические статьи о реформе образования, новости, в том числе данные об арестах учителей и отчёты о жизни местных групп ВСУ. Также там публиковались вакантные места, которые ВСУ призывал бойкотировать, и имена и должности учителей, занявших места уволенных коллег[14].

С самого своего созданию ВСУ включился в революционную борьбу. Первым опытом забастовки стала частичная забастовка учителей Одессы весной 1905 года[15]. Учителя приняли участие в октябрьской и декабрьской стачках. В № 1 «Вестника ВСУ» был опубликован отчёт об учительской забастовке 14-21 октября в Петербурге[16]. Одним из лидеров забастовки стал В.И. Чарнолуский. Дискуссия, предшествовавшая её объявлению, актуальна и для сегодняшнего учительского движения. Противники забастовки считали, что «забастовка вносит безделье в жизнь детей или острую смуту в их сознание в том возрасте, который ещё должен быть чужд политики. Всё это преждевременно нарушает их спокойствие и работу, духовно калечит и деморализует их. Пусть сочувствие освободительному движению в педагогической среде найдёт другие формы. Школа не может быть закрыта ни на один день, ни на один час»[17]. Сторонники стачки отвечали, что некоторые возможные негативные последствия стачки не могут перевесить важности дела всеобщего солидарного ненасильственного протеста, и никакие слова поддержки не заменят солидарного участия в забастовке. «Навряд ли молчание педагогов в минуту великого общественного подъёма внесёт успокоение в взволнованную школьную среду».

В итоге на митинге учителей, проходившем 14 октября в одной из больших аудиторий Петербургского университета, было решено прекратить работу как минимум до 24 октября. Был сформирован забастовочный комитет, который координировал забастовку. С 15 октября школы Петербурга были закрыты. Участники забастовки обходили школы и призывали присоединяться к ней всё новых и новых учителей. Однако далеко не все отвечали согласием. Самым эффективным способом были признаны районные собрания учителей. Не могу не процитировать выступление начальницы гимназии на совместном собрании педсоветов шести школ: «Я много думала, много мучилась над вопросом, — имеем ли мы право вносить смуту в школу, можем ли мы нарушить спокойствие вверенных нам детей? — Я пришла к заключению, что мы как воспитатели обязаны это сделать. Если этим детям в будущем напомнят, что в отроческие годы они были современниками великих событий, когда народ боролся за свободу, когда страна охвачена была пожаром — и они ответят «ничего не было: мы гуляли, учились, — мы были спокойны, мы ничего не заметили…» — какое чувство тогда испытаем мы, их наставники и учителя? Нет! Мы обязаны показать им, что не всё обстояло как всегда в эти дни. Пусть они переболеют болью и радуются радостью своего народа. Только действуя так — мы воспитаем из них настоящих людей»[18].

Вслед за октябрьской стачкой Петербургская группа ВСУ приняла участие в забастовке в начале ноября[19]. ВСУ участвовал и в декабрьской политической стачке.

Число членов ВСУ на момент учреждения составило более 3 700 человек[20], на 15 декабря было уже 8 714 человек, в том числе 207 групп в пять и более членов[21], а к четвёртому съезду он включал в себя 12 248 членов и 271 группу[22].

Второй съезд ВСУ прошёл также в Финляндии, в Териоки (современный город Зеленогорск Ленинградской области) с 26 по 29 декабря 1905 года. По данным съезда (неполным), по итогам декабрьских событий 450 учителей были уволены, из них 250 арестованы, 14 сосланы и четверо убиты[23]. Съезд выступил против участия в выборах в I Думу и призвал к созыву Учредительного собрания. Также был принят устав кассы взаимопомощи.

В 1906 году, ровно через год после учредительного, там же в Выборге прошёл третий съезд ВСУ[24]. На нём были представлены 43 губернии, а также не входящие в ВСУ организации и не делегированные участники[25]. Губернские объединения состояли из нескольких территориальных групп, каждая включала в себя несколько десятков членов, часто до половины которых либо были уволены по политическим мотивам, либо вообще не были действующими педагогами. Многие группы были разгромлены в результате репрессий, другие наоборот, стремительно наращивали численность и расширяли свою деятельность.

На съезде большую роль играло обсуждение политических событий в стране. Была отмечена роль народных учителей в политическом пробуждении крестьянства и появлении Крестьянского союза, членами которого стали многие из них[26]. Несмотря на преобладание на съезде представителей партии эсеров, было принято решение пригласить к участию в съезде представителей пяти партий: эсеров, эсдеков, Бунда, кадетов и Украинской радикально-демократической партии. Недавно созданная Парламентская трудовая группа получила особую поддержку, закреплённую в резолюции съезда. Много говорилось об учителях — жертвах революции, погибших во время погромов и открытых боёв, заключённых в тюрьмы и отправленных в ссылки. Всё это хорошо описывает ситуацию в профсоюзном движении того времени — с одной стороны, радикальном и глубоко политизированном, основанном на общедемократических и социалистических идеалах, с другой стороны, стремящемся к единству через голову политических противоречий и отстаивающем идеи просвещения и права учителей. Поэтому основной темой съезда стал вопрос о платформе Союза: оставить её профессионально-политической или заменить её профессиональной. Деятельность многих организаций ВСУ не ограничивалась профессиональными вопросами, а часто они вообще отступали в сторону в пылу революционных событий, например, многие группы сконцентрировались вокруг пропагандистской и разъяснительной политической работы среди крестьян. При этом идея смены платформы с профессионально-политической на профессиональную была связана со стремлением, с одной стороны, к росту численности Союза, включения всех политических и профессиональных сил, с другой — к недопущению подчинения Союза интересам ПСР[27]. Сторонники сохранения платформы считали, что отказ от политической составляющей отвлечёт учителей и ослабит их участие в революции. Главными препятствиями к росту численности ВСУ его члены считали репрессии, давление и угрозы, а также косность учительской среды. После длительных и обильных прений, занявших весь день 9 июня, произошло голосование. 96 голосов было подано за профессиональную платформу, 81 за профессионально-политическую и 13 воздержались[28].

Кроме ВСУ, существовали и другие учительские профсоюзы и организации: национальные союзы, Социал-демократический союз деятелей по школьному и внешкольному образованию, Союз слушателей учительских институтов, Союз учителей средней школы, учащих в железнодорожных училищах, Союз учителей и деятелей средней школы[29]. Последний из них был наиболее крупной организацией, помимо ВСУ. Проблемами обеспечения прав учителей он занимался, видимо, мало, и включил в себя ту часть учителей, которые не хотели соединять борьбу за реформу школы с политической и протестной повесткой. 4-6 июня в Петербурге состоялся II Съезд учителей и деятелей средней школы, в программе которого стояли чисто профессиональные вопросы, и информация о котором, в отличие от съезда ВСУ, была дана в печати[30]. Опубликованная программа съезда представляла собой исключительно профессиональную повестку — обсуждение реорганизации средней школы. На 7-17 июня были анонсированы курсы для учителей средней школы, которые должны были прочитать такие известные впоследствии учёные, как В.К. Лебединский, А.С. Лаппо-Данилевский, Л.Я. Штернберг, Р.Ю. Виппер, С.А. Венгеров[31].

Также на лето 1906 года был запланирован первый Общесибирский съезд учителей и деятелей по народному образованию[32], однако в итоге его удалось провести в Томске в январе 1907 году как Съезд сибирских организаций ВСУ[33].

По всей стране в 1905—1906 годах возникали национальные учительские профсоюзы. В Тифлисе был учреждён Профессиональный союз учителей армянских школ. Целями союза были провозглашены улучшение экономического и правового положения членов, их духовное и физическое развитие и защита их прав[34]. Союз бурятских учителей же, напротив, на первый план выдвигал такие цели, как национальное возрождение бурят, их просвещение, национализация школы и широкая демократическая автономия[35]. Основным требованием стало светское бесплатное обязательное начальное образование[36]. На похожих позициях стоял и Союз калмыцких учителей[37]. Промежуточную позицию занимали Союз учителей татарских народных школ Крыма и Всероссийский еврейский профсоюз учителей. Работа последнего была осложнена спорами о форме и языке преподавания в еврейской школе. Идиш, иврит и русский, а в Царстве Польском — польский? Взгляды на эту проблему зависели от исторических и культурных представлений учителей, у всех они были разными. В этих условиях значительная часть членов профсоюза склонна была поддерживать борьбу исключительно в рамках улучшения материального положения учителя и отказаться от выработки общей национальной платформы[38]. Из-за этих противоречий к моменту Съезда национальных и территориальных союзов в Еврейском профсоюзе ещё не был принят устав.

Большинство национальных профсоюзов не имели партийной принадлежности и занимали общедемократическую платформу. Исключением был Латышский социал-демократический учительский союз, подчинённый РСДРП и автономный лишь в профессиональных вопросах[39].

Порой русификаторская политика царского правительства приводила к конфликтам между местным населением и русским учительством. Например, в ноябре 1905 года в Ковенской и соседних губерниях с литовским населением повсеместно изгонялись русские учителя и выдвигалось требование заменить их на литовцев. Тогда в декабре в Ковно русские учителя организовали губернский съезд, где заявили, что разделяют требования литовцев о предоставлении культурной автономии и создании национальной литовской школы, однако пожелали, чтобы это прогрессивное движение не проистекало в грубой форме и не было направлено против русских[40]. Изгнание и преследование русских учителей наблюдалось и в других национальных районах страны.

Профессиональное движение зарождалось и среди учащихся учительских институтов. В феврале 1906 года подпольно прошёл первый съезд делегатов от учительских институтов. На нём были сформулированы требования по демократической реформе народного и учительского образования, а также по улучшению материальных условий и повышению статуса студентов институтов[41].

Последний съезд ВСУ перед многолетним перерывом состоялся летом 1907 года, вновь в Финляндии. Съезд прошёл активно — продолжался рост организации, обсуждались текущие проблемы. Однако в результате волны репрессий и нехватки сил к сопротивлению после 1907 года ВСУ и другие учительские профсоюзы постепенно прекращают свою деятельность. Над многими активистами ВСУ проходили громкие судебные процессы. Приведём пример Перми: «12 июня 1908 года в судебной палате рассматривалось много раз откладываемое дело Пермского отдела Всероссийского учительского союза, образованного в 1905 году. 13 человек обвинялись в том, что принимали участие в сообществе, заведомо поставившем целью деятельности, наряду с чисто профессиональными задачами, возбуждение крестьян к неплатежу податей и к неисполнению повинностей и принуждение правительства к созыву Учредительного собрания. Осуждены учитель Л.И. Гринь на 6 месяцев тюрьмы, Платонов — на 5 месяцев»[42].

Но борьба учителей не стала напрасной. Демократизация школы началась. Значительно была облегчена ситуация в учительских институтах, были расширены (правда, весьма неравномерно) права национальной школы[43]. Всё большую часть расходов по содержанию земских школ государство брало на себя. Участие учителей в забастовочном движении дало ценный опыт коллективных действий.

Несмотря на прекращение деятельности ВСУ, в России сохранилось профессиональное учительское движение. Продолжали работу педагогические общества, общества взаимопомощи. При отсутствии единой организации, основным инструментом движения стали различные съезды и принятие ими резолюций, которые затем распространялись в печати. В июне 1909 года в Санкт-Петербурге прошёл первый съезд учителей городских училищ, работающих по положению 1872 года. В резолюции была выдвинута концепция реформы этого вида учебных заведений, а также смежных с ними — учительских институтов, педагогических курсов[44]. Было выдвинуто требование повышения материального положения учителей городских училищ, которое съезд признал «невозможным». Среди требований были: оплата труда по штатному годовому окладу, введение единого уровня жалования по всей стране, оплата любой сверхурочной работы, установление минимального уровня жалования в 1 200 рублей в год, выплаты за выслугу лет, установление уровня нагрузки за штатное жалование в 18 уроков в неделю, бесплатное обучение детей учителей во всех государственных учебных заведениях, обязательное выделение средств на уборку, содержание и ремонт учебных помещений 1 500 рублей в год, назначение пенсии при потере трудоспособности. Также учителя требовали передачи управления училищами специальным училищным советам, в которых должна быть представлена общественность и выборные представители учителей и не должны участвовать люди, не имеющие отношения к народному образованию. При назначении учителей училищный совет должен был действовать совместно с попечительским и педагогическим советами. Как мы видим, этот съезд сформулировал полноценную профсоюзную программу реформы. Но у участников не было понимания путей реализации этой программы. Единственными предложенными способами были передача материалов в Государственную думу и Министерство народного просвещения, а также распространение материалов съезда в печати.

То, что положение учителей не улучшится, пока они не создадут собственную профессиональную организацию, многие прекрасно понимали: «Условия материального и правового положения учителя, а также современная постановка образовательно-воспитательных задач школы не могут быть изменены к лучшему до тех пор, пока учителя начальной школы не будут объединены в всероссийский профессиональный союз, в задачу которого должна входить борьба как за улучшение условий профессионального труда учащих, так и за демократические идеалы школы»[45].

Это понимание переходило постепенно к действию. 30 декабря 1913 года на II Съезде имени Ушинского в Москве[46] было собрано особое совещание по созданию комиссии для учреждения профсоюза учителей[47]. В состав комиссии вошли депутаты Государственной думы А.С. Суханов и А.Н. Русанов[48].

Возрождение учительского профсоюзного движения связано с началом Революции 1917 года. На местах учительские союзы возрождаются в марте — апреле, и 7-9 апреля в Петрограде прошёл I Всероссийский делегатский учительский съезд, в котором приняли участие более 800 человек[49]. На съезде был возрождён ВСУ под именем Всероссийского учительского союза (отсюда вторая распространённая аббревиатура — ВУС)[50].

Весной и летом проходили местные учительские съезды по всей стране, на которых обсуждалась реформа школы на демократических началах. Уже в начале марта союзы создавались учителями крупных городов, затем в течение одного — двух месяцев в союз вовлекались учителя окрестных уездов[51]. Многие учителя очень остро ощущали необходимость профессионального объединения.

В ответ на эти инициативы в мае 1917 года был образован Государственный комитет по народному образованию (ГКНО), в котором учителя совместно с земствами и советами должны были выработать план реформы. Комитет пытался реализовать ту программу, которая была выработана ВСУ ещё во время Революции 1905 года. Он выработал около 40 законопроектов, утверждённых на съездах ВУС в апреле и августе, и предоставил их Временному правительству, однако эти меры были приняты к реализации уже большевиками, частично — в первые месяцы после их прихода к власти, частично они вошли в программу РКП(б) в 1919 году[52]. Комитет не имел чёткого статуса, Министерство народного просвещения считало его лишь совещательным органом[53]. Во главе Комитета стояли лидеры ВУС, председателем бюро был В.И. Чарнолуский.

Октябрьская революция вызвала ожесточённую реакцию ВУС. Поводами для сопротивления стали отставка и арест министров Временного правительства, в том числе товарища (заместителя) министра народного просвещения кадетки С.В. Паниной, и особенно роспуск Учредительного собрания.

Лидеры ВУС встали в очень жёсткую оппозицию большевикам. В октябре 1917 года произошёл эпизод, когда В.И. Чарнолуский не позволил А.В. Луначарскому войти в здание Министерства просвещения[54]. ГКНО отказался сотрудничать с новой властью и присоединился к забастовке работников МНП[55].

Сам ВУС несколько раз объявлял политические забастовки против советской власти, в которых, однако, принимали участие далеко не все его организации[56]. Но общее негативное отношение учителей к большевикам встречалось, видимо, повсеместно.

Это отношение хорошо видно из резолюций VII съезда ВУС 8-16 июня 1918 года. «Съезд констатирует, что школа быстро разрушается под руками людей неопытных и невежественных, действующих часто не столько в интересах народного образования, сколько в видах сохранения своей власти. Особенно же грубый произвол и возврат к худшим временам опеки над школой Съезд усматривает в том, что во многих местах действует единоличное управление комиссаров по народному образованию, безответственно распоряжающихся судьбою школы и учащих»[57].

Местные Советы выдвигали учителей в районные органы управления образованием, и учителя часто пытались затянуть процесс, ведь участие в них было признанием законными решений большевиков и их власти. Однако большинство учителей в итоге предпочитали педагогику политической борьбе, продолжали работать и постепенно начинали сотрудничать с новой властью[58].

Отсутствие широкой поддержки большевиков среди учителей Н. Смирнов объясняет тем, что большевики сами их долго исключали из сферы своих интересов. Как он отмечает, кадеты, меньшевики и эсеры контролировали практически всю издававшуюся в России педагогическую литературу[59]. Главной политической целью учительства, по-видимому, был созыв Учредительного собрания и установление демократической республики. Думается, что это не случайно. Учитель по роду своей работы скорее будет склонен к эгалитаризму, чем к классовой диктатуре. И учителя, как и ранее в 1917 году, были проводниками демократической идеологии в обществе. Они выступали перед людьми, растолковывали им политические понятия, призывали их к активным действиям. К этому учителей прямо призывал ВУС на своих съездах[60].

Из всего вышеизложенного понятно, почему позиция большевиков по отношению к учителям во время Гражданской войны была жёсткой: «Учителя обязаны рассматривать себя как агентов не только общего, но и коммунистического просвещения. В этом отношении они должны быть подчинены не только контролю своих непосредственных центров, но и местных партийных организаций»[61]. В.И. Ленин напрямую связывал профсоюзную принадлежность учителей с проведением государственной политики. В декабре 1917 года в Петрограде при активной поддержке большевиков был учреждён Всероссийский союз учителей-интернационалистов (ВСЕСУИН), который должен был стать альтернативой ВУС. 18 января 1919 года, выступая на II съезде учителей-интернационалистов, Ленин призвал «привлечь самые широкие учительские массы в вашу семью, задача воспитать наиболее отсталые слои учительства, подчинить их общепролетарской политике, связать в общую организацию»[62]. То есть ВСЕСУИН должен был вобрать в себя основную массу учителей, находившихся до этого под влиянием ВУС. Однако сам ВСЕСУИН сложно считать профсоюзной организацией. Декларируемые цели и задачи союза можно охарактеризовать как прогрессистские, а не профессиональные: создание свободной школы, защита прав детей, распространение просвещения[63]. Членами его могли быть не только учителя, а вообще все, разделявшие его цели[64]. Мы здесь можем увидеть черты многих учительских союзов, возникавших в начале века. Однако совершенно ясно, что ВСЕСУИН не мог заменить ВСУ как профессиональная организация, выступая лишь его политическим оппонентом, а не полноценной альтернативой.

В конце декабря 1918 года ВУС был распущен. 29 июля 1919 года был учреждён Всероссийский союз работников просвещения и социалистической культуры, прямой предшественник нынешнего Профсоюза работников народного образования и науки РФ.

Подводя черту под историей независимого профессионального движения учителей добольшевистской России, хочется сказать следующее. К концу XIX века учителя Российской империи созрели для коллективной борьбы за свои профессиональные идеалы, за улучшение своего удручающего материального положение и за свои права. Революция 1905 года лишь ускорила и подстегнула уже разворачивавшиеся процессы. Значительная часть учителей по всей стране была готова отстаивать свои права и создавать новую демократическую школу. Лишь с помощью широких репрессий и определённых уступок правительству на время удалось затормозить, но не остановить развитие профессионального учительского движения. Но оно поднялось с новой силой буквально в считанные дни после Февральской революции. Расхождение задач и взглядов на преобразования в стране привели к конфликту профессионального сообщества с новой большевистской властью. Однако большинство учителей в итоге противостоянию предпочли работу на благо образования. И большевикам пришлось считаться с учителями. После данного исследования несколько по-другому выстраивается взгляд на энергичные реформы советской власти в образовании. Преобразования были подготовлены задолго до начала революции, задачей большевиков же стало провести их в жизнь, и то, что эти преобразования конца 1910-х — 1920-х годов были осуществлены в русле прогрессизма и демократических принципов — заслуга российского учительства. К сожалению, ценой преобразований стала ликвидация свободы объединения и замена независимых профсоюзов, готовых решительно отстаивать профессиональные интересы учителей перед советскими властями, — новыми, полностью лояльными этим властям. Уверен, что дореволюционная профсоюзная традиция может стать примером и вдохновением для нынешних работников образования.

Источник: Сайт Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» (http://pedagog-prof.org/2015-05-17-11-19-58/44-2015-06-09-19-04-28).



[1]
Соколов Н. Краткий очерк истории Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию // Вестник Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию. 1905. № 2. С. 2.
Первая волна оформления учительства как корпорации произошла в 1860-х – начале 1870-х годов, что выразилось в многочисленных собраниях и съездах (под вывеской курсов повышения квалификации). В 1872 году состоялся даже Всероссийский съезд сельских учителей в Москве. – В.Б.

[2] Седельникова М.В. Н.В. Чехов — видный деятель народного просвещения. М.: Учпедгиз, 1960. С. 50.
URL: http://elib.gnpbu.ru/text/sedelnikova_chehov-vidny-deyatel_1960/

[3] Соколов Н. Ук. соч. С. 4.

[4] Текст обращения приведён в цитируемой статье Н. Соколова.

[5] Отчёт о московском совещании учителей и деятелей по народному образованию 11-13 апреля 1905 г., представленный учредительному съезду учителей в Спб. 7 июня 1905 г. // Там же. С. 14.

[6] Скорее всего, речь идёт о проекте устава и о создании городского или губернского учительского союза.

[7] Профсоюзы Прикамья: 1905-2005. Пермь, 2005. С. 13-14.

[8] Островский Н.М. Всероссийский учительский союз и его идейно-политический крах после Великой Октябрьской социалистической революции. Автореферат на соиск. ст. к. и. н. М., 1972. С. 8.

[9] Там же. С. 8-9.

[10] Соколов Н. Ук. соч. С. 6.

[11] Подробнее о деятельности Чехова, в том числе в ВСУ см.: Седельникова М.В. Ук. соч. С. 24.

[12] Соколов Н. Ук. соч. С. 9.

[13] Там же. С. 7.

[14] Вестник учителей. 1906. № 4. С. 159.

[15] Вестник ВСУ. 1905. № 2. С. 11.

[16] Вестник ВСУ. 1905. № 1. С. 1-8. Отчёт занимает большую часть номера, остальные полосы занимают первые два номера Бюллетеня ВСУ.

[17] Там же. С. 2.

[18] Там же. С. 4.

[19] Вестник ВСУ. 1905. № 2. С. 11.

[20] Там же. С. 6.

[21] Вестник ВСУ. 1905. № 3. С. 5.

[22] Паначин Ф.Г. Учительство и революционное движение в России (XIX — начало XX в.). М.: Педагогика, 1986. С. 137.

[23] Там же. С. 136.

[24] Съезд проходил ровно в те же даты, что и первый — с 7 по 10 июня. Интересно отметить, что за день до начала съезда под псевдонимом Карпов перед делегатами выступил В.И. Ленин с докладом по аграрному вопросу (см. Ленин В.И. ПСС. Т. 13. М., 1972. С. 462).

[25] Протоколы III-го делегатского съезда Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию. С. 25.

[26] Там же. С. 10.

[27] Там же. С. 54.
ПСР – Партия социалистов-революционеров. – В.Б.

[28] Там же. С. 94.

[29] Протоколы III-го делегатского съезда Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию. Б/м., 1907. С. 3.

[30] Вестник учителей. 1906. № 4. С. 157.

[31] Там же. С. 157-158.

[32] Там же. С. 158-159.

[33] Дробченко В.А. Зарождение элементов гражданского общества в Томске (середина XIX - начало ХХ в.) // Вестник Томского государственного университета. История. 2011. № 3. С. 8.
URL: http://cyberleninka.ru/article/n/zarozhdenie-elementov-grazhdanskogo-obschestva-v-tomske-seredina-xix-nachalo-hh-v

[34] Протоколы учредительного съезда федерации национальных и территориальных союзов учителей и других деятелей по народному образованию. (Петербург, 24-25 апреля 1907 г.). С.-Петербург. 1907. С. 43.

[35] Там же. С. 49.

[36] Стоит отметить, что одним из завоеваний Революции 1905 года стала сама возможность бурятам поступать в учительскую семинарию. До этого они могли туда попасть только окрестившись в православие, буддистам путь в учителя был закрыт.

[37] Там же. С. 67.

[38] Там же. С. 57-58.

[39] Там же.

[40] Бабин В.Г. Национальный вопрос и проблемы образования в Государственной думе России (1906-1917 гг.) Барнаул, 1997. С. 44.

[41] Подробнее см.: Первый съезд делегатов от слушателей учительских институтов России в С.-Петербурге 11-12 февраля 1906 года. СПб.: Типография Спб. Т-ва «Труд»,. 1906.

[42] Профсоюзы Прикамья. С. 24-25.

[43] Так, в разных губерниях были предоставлены разные права на обучение на родном языке. В одних случаях родной язык мог быть языком обучения лишь в частных школах, не получающих казёных денег, в других он мог быть языком обучения в первый год или два обучения в школе. Обучение на украинском и белорусском языках было запрещено, украинский язык разрешили использовать лишь как вспомогательный в начале обучения детей. См. Бабин В.Г. Ук. соч. С. 49-53.

[44] Здесь и далее: Постановления первого всероссийского съезда учителей городских училищ по Положению 1872 г. 7-14 июня 1909 г. в Санкт-Петербурге // Съезды по народному образованию. / сост. В.И. Чарнолуский. Пг., 1915. С. 78-89.

[45] Резолюции первого всероссийского съезда по вопросам народного образования (по секциям и комиссиям). С.-Петербург. 22 дек. 1913 г. — 3 янв. 1914 г. // Съезды по народному образованию. С. 21.

[46] Сам съезд стал крупнейшим событием в педагогической жизни страны, его материалы были изданы полностью в нескольких томах.

[47] Дорога длиною в век. Профсоюзное движение Тюменской области (1905 - 2005 гг.). Шадринск, 2005. С. 15.

[48] Русанов сам был учителем народного училища в Хабаровске.

[49] Силин А.В. Революционные процессы 1917 года глазами учительства. (По материалам северной прессы) // 1917 год в судьбах России и мира. Архангельск: Солти, 2007. С. 214.

[50] Смирнов Н. Н. Учительство и его роль в революционном процессе 1917 г. // Октябрьская революция. Народ: её творец или заложник? М.: Наука, 1992. С. 229.

[51] См. пример Архангельской губернии в: Силин А.В. Ук. соч. С. 212.

[52] Смирнов Н.Н. Ук. соч. С. 231-232.

[53] Подробнее о его работе см.: Силин А. В. Государственный комитет по народному образованию 1917 года и проблемы профессиональной школы.
URL: http://www.rusnauka.com/32_PVMN_2011/Istoria/1_92744.doc.htm

[54] Более подробно об этом можно прочитать в статье Луначарского «Как мы заняли Министерство народного просвещения». О его личном отношении к Чарнолускому говорит и тот факт, что Луначарский, упоминая его, даже не называет его имени, и лишь с удовольствием отмечает, что бывший глава Комитета по народному образованию «теперь скромный, но весьма почтенный сотрудник Наркомпроса». Курьёзности их конфликту добавляет то, что фамилия Луначарского появилась в результате переделки фамилии Чарнолуский. Фамилия досталась Анатолию Васильевичу от отчима, который был незаконнорожденным сыном помещика Ф.Е. Чарнолуского.
URL: http://lunacharsky.newgod.su/lib/vospominaniya-i-vpechatleniya/kak-my-zanali-ministerstvo-narodnogo-prosvesenia

[55] Государственный комитет по народному образованию // Российская педагогическая энциклопедия. М., 1993.

[56] Паначин Ф.Г. Ук. соч. С. 201-203., Бибикова В. В. Профессиональные и классовые проверки учителей в первой половине 1920-х годов в Приенисейской Сибири // Ярославский педагогический вестник. 2013. № 1. Т. 2. С. 85.
URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2013_1pp/19.pdf

[57] VII-ой Делегатский Съезд Всероссийского Учительского союза с 8 по 16 июня 1918 г. М., 1918. С. 19.

[58] Бибикова В.В. Ук. соч. С. 85.

[59] Там же. С. 232.

[60] Там же. С. 233-234.

[61] VIII Съезд РКП(б) (Март 1919 г.). О политической пропаганде и культурно-просветительной работе в деревне. // Директивы ВКП(б) по вопросам просвещения : Вопросы народного просвещения в основных директивах съездов, конференций, совещаний ЦК и ЦКК ВКП(б). М.; Л.: ОГИЗ: Наркомпрос РСФСР, 1931. С. 25.
URL: http://elib.gnpbu.ru/text/directivy-vkpb--prosvescheniya_1931/

[62] Речь на II Всероссийском Съезде учителей-интернационалистов 18 января 1919 г. // Ленин В. И. ПСС. Т. 37. М., 1969. С. 431.
URL: http://www.uaio.ru/vil/37.htm

[63] Устав союза учителей интернационалистов. Тверь, 1918.

[64] Там же. С. 5.

История профсоюзов, 2016 г.