История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Муравлёв А.С. Бийский погром

2016-01-06

Об антимилицейских беспорядках в Бийске в июне 1961 года

45 лет назад, 25 июня 1961 года, во втором по величине городе Алтая произошло одно из крупнейших народных волнений в СССР.

Об этом событии пока мне удалось собрать несколько свидетельств - упоминания в книгах Владимира Козлова, Николая Зеньковича и Виталия Сорокина, архивные документы, воспоминания родственников некоторых участников погрома и тех, кто противостоял толпе. По архивным данным и публикации Владимира Козлова в книге "Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе", версия бийского погрома выглядит так. Николай Трубников, 38-летний плотник, с женой-домохозяйкой Марией и зятем Анатолием Прилепских (правильно - Прилепский), проживавшие в селе Первомайское Бийского района, приехали в тот злополучный день на базар города Бийска с намерением купить подержанную автомашину или мотоцикл. Они имели на руках 2580 "новых" рублей, обменянных накануне по хрущевской денежной реформе. Покупка не удалась. Мужчины решили выпить, а Мария Трубникова отлучилась в торговые ряды базара. В этот момент к выпивавшим подошёл милицейский наряд в составе участкового уполномоченного Зосима, рядового Лейзерзона и бригадмильца[1] Огнева, потребовавший прекратить распитие спиртных напитков в общественном месте. Мужчины начали громко ругаться. Шумные препирания привлекли внимание завсегдатаев базара. Однако Лейзерзону и Огневу всё же удалось препроводить Прилепского в комнату милиции. Трубников тем временем затеял драку с Зосимом, порвал на нём рубашку. Щуплый милиционер в борьбе с крупным и сильным сельским жителем вынужден был сначала воспользоваться свистком, а затем выстрелить из пистолета вверх. Эти сцены буквально притянули к себе базарных зевак, собралась толпа. Подоспевшие на помощь милиционеры посадили Трубникова в милицейскую машину. Тем временем Мария Трубникова, обнаружив исчезновение мужчин вместе с деньгами, начала громко кричать о том, что милиционеры украли деньги. Возбуждённая толпа перевернула милицейскую машину. Вскоре в эпицентре событий вновь оказался отпущенный милицией перебинтованный Николай Трубников, кричавший, что его избили "гады менты" и отняли 30 тысяч рублей.

Подстрекатели

Как это нередко бывает в ходе массовых волнений, в толпе, сменяя друг друга, появляются лидеры. Так происходило и в этот раз на базаре города Бийска. 37-летний Виталий Лисин, одноногий инвалид войны, нигде не работавший, отец троих детей, размахивая костылём, призывал "убить работников милиции". Ещё одним подстрекателем явился Иван Ляхов, обиженный на жизнь и на милицию. Сам он в насилиях и избиениях почти не участвовал, но всячески воодушевлял толпу на новые подвиги, подсказывал погромщикам, что делать. В аналогичной роли выступал и 45-летний внештатный заготовитель заготконторы райпотребсоюза[2] из Горно-Алтайской автономной области Байрам Кукоев. Он без устали, в течение нескольких часов подогревал толпу выкриками: "Убивать их надо", "Давно бы им надо это устроить", "Бейте их, ребята". Среди тех, кто воспользовался ситуацией, чтобы свести старые счёты с Зосимом и Лейзерзоном, был Михаил Мельников, завсегдатай базара, инвалид второй группы. Его не раз задерживала милиция за мелкое хулиганство, а также перепродажу вещей, что по законам того времени считалось спекуляцией. Мельников кричал, обращаясь к Зосиму: "Попался гад, бейте его, чтобы он не мешал жить нашему брату". Активными участниками конфликта были пьяные молодые люди: водитель Станислав Косых, слесарь Николай Ченцов, дорожный рабочий Михаил Филатов и другие. Кричали, кидали камни, били, плевались. А 20-летний Николай Ченцов догадался залезть под капот милицейского автомобиля и оборвать провода, чтобы не дать ему уехать.

Подмога

Пока возбуждённая толпа пыталась вытащить Зосима из перевёрнутой машины для расправы, а волнения ещё не набрали полной силы, представители властей пытались договориться с базарным скопищем по-хорошему. На рынок прибыли сначала заместитель начальника городского отдела милиции с подчинёнными, затем его руководитель Овчинников и председатель горисполкома[3] Гаркавый. Последний попробовал выступить перед толпой, но его освистали и согнали с перевёрнутой машины, превращённой в трибуну. Толпа уже достигла того уровня погромной истерики, когда слушают и слышат только "своих" и только то, что ей хотелось бы слышать.

Также сорвалась попытка разогнать собравшихся с помощью пожарных брандспойтов. Участники событий просто порезали пожарные рукава, и команда огнеборцев бесславно убралась с территории базара. Представители власти вызвали на подмогу солдат. Однако до прибытия военных жизнь участкового уполномоченного Зосима буквально висела на волоске. Он находился в салоне перевёрнутого толпой милицейского автомобиля. Там его не раз доставали кулаками и палками. Наконец пьяный Михаил Панькин сумел выкрутить руку Зосима, в которой был пистолет, а другой рукой сдавить его горло. Раздался непроизвольный выстрел, потом другой. Панькин с захваченным пистолетом выбрался из машины. Но начальник милиции Овчинников, к счастью, мгновенно вырвал у него оружие.

Первым выстрелом был легко ранен Михаил Панькин, а вторым - Захар Соколов, забравшийся вслед за Панькиным в машину. Тяжело раненный Соколов позже умер в больнице, не приходя в сознание. Толпа окончательно озверела. Ей наконец удалось вытащить Зосима из машины. Назревал кровавый самосуд. В этот момент на рынке появились солдаты. Они вместе с милиционерами сумели отбить милиционера у толпы, при этом многие участники волнений отчаянно сопротивлялись. В конце концов избитого Зосима перенесли в санитарную машину. Но снова вмешался Виталий Лисин. Он не давал "скорой помощи" уехать, милиционера выбросили на землю и вновь принялись избивать. Наступил момент, когда Лисин решил, что Зосим мертв. Он дал команду: "Ну, теперь хватит. Уже готов". Толпа расступилась. Через пять часов после начала конфликта погром был прекращён совместными усилиями милиции и военных.

Следствие и суд

10 июля, через 20 дней после волнений, в Бийск из прокуратуры СССР поступило распоряжение "всемерно ускорить следствие с тем, чтобы дело было заслушано в суде в самое ближайшее время". Подсудимых разделили на две группы. В первом процессе судили семь человек: Трубниковых, Панькина, Ченцова, Лукьянова, Филатова и Охотникова. Следователи очень спешили и не очень заботились о качестве расследования. Например, в суде так и осталась невыясненной судьба денег Трубниковых. Первый процесс продолжался три дня - с 5 по 7 сентября. Через месяц, с 3 по 6 октября, проходил второй акт судебного действа над другой группой обвиняемых: Лисиным, Кукоевым, Мельниковым, Косых, Ляховым и Чернышёвым.

Исследователь Владимир Козлов утверждает, что всего по обоим процессам три человека были приговорены к смертной казни (впоследствии мера наказания снижена), остальные - к длительным срокам заключения, в основном от 12 до 15 лет лишения свободы.

Однако один из родственников осуждённых, пожелавший, чтобы его имя не упоминалось в публикации, твёрдо утверждает, что Николай Михайлович Трубников был расстрелян. А его жена Мария Петровна отсидела в тюрьме 10 лет. Во время беспорядков никто из представителей власти или работников милиции не был убит.

Местные начальники отделались лёгким испугом. В большинстве случаев дело ограничилось партийными выговорами. И только заместитель начальника городского отдела милиции Клягин (или Флагин) был снят с работы "за проявленную нерешительность в ликвидации беспорядков и за необеспечение борьбы с нарушителями порядка".

Впрочем, ещё один известный документалист - Николай Зенькович, также утверждавший, что знаком с документами о народных волнениях в СССР, представленными КГБ Михаилу Горбачеву, вообще указывает иную дату бийского погрома - 21 июня. Вот его трактовка событий, опубликованная в книге "Тайны уходящего века": "[…] 21 июня в городе Бийске Алтайского края в массовых беспорядках участвовали 500 человек. Они заступились за пьяного, которого милиция хотела арестовать на центральном рынке. Выпивший гражданин под арест идти не желал и при задержании оказал сопротивление сотрудникам охраны общественного порядка. Возникла потасовка с применением оружия. Один человек был убит, один ранен. 15 особо отличившихся в драке привлечены к уголовной ответственности".

Стрельба

Безусловно интересны и воспоминания участника подавления бийского погрома Евгения Дорохова, работавшего в ту пору заместителем начальника комитета госбезопасности по Алтаю - позже он был начальником УВД края, ныне проживает в Москве, где я в апреле 2002 года записал на диктофон его воспоминания об этом событии.

По мнению Дорохова, милиционеры при задержании мужчин на базаре переусердствовали. Кроме ругани внимание толпы привлекли звуки милицейского свистка и первого выстрела из пистолета. Сильно "завёл" толпу такой инцидент. Один бродяга купил или украл на рынке субпродукты (печень, сердце, легкие), "обмыл" приобретение и, размахивая окровавленным свёртком, что-то тоже кричал в толпе. В этот момент цыганка, потерявшая в толпе ребенка, подняла крик на весь базар. Ей показалось, что бродяга убил её цыганёнка, недаром же он машет окровавленным свёртком. Словом, в толпе распространялись самые невероятные слухи.

По словам Дорохова, к тому времени из Барнаула в Бийск на самолете АН-12 прибыло немало руководителей силовых структур, в том числе и он. Было принято решение ввести в Бийск танковое соединение. Вид вышедших на улицы танков ещё сильнее обозлил людей. Как утверждает Дорохов, танки стояли у текстильной фабрики и даже стреляли "маленько". Я пытался уточнить детали:

- А какими снарядами стреляли? Холостыми или боевыми?

- Всяко было. Там была опасность: толпа уже подходила к винзаводу. Если б люди ворвались на винзавод - весь город разнесли бы. Это на улице Кирова - где горисполком старый находился. Да и отдел милиции рядом, а в нём хранится оружие. Стрельба действительно была. Сначала холостыми, потом - зарядами.

- Кто принимал решение об этом?

- Я этого не помню.

- Кто был арестован?

- Арестовали около 20 человек. Молодёжь в основном. Среди них были и уголовники. Взяли трёх глухонемых ребят. Они не понимали, что происходит, но участвовали в потасовке. Кажется, их тоже приговорили к расстрелу. Толпа бесчинствовала, крушила всё.

Похороны

Виталий Сорокин в книге "Последний в когорте железных вождей" констатирует, что "несколько человек со стороны митингующих погибли". На похоронах люди несли лозунги: "Их убили блюстители порядка", "Моя милиция меня бережёт". Когда процессия шла мимо одного из опорных пунктов, группа людей ворвалась в помещение пункта, разбила стёкла, сорвала дверь, поломала мебель, но завладеть оружием нападавшие не смогли.

Однако другие источники утверждают: погиб лишь один человек - Захар Соколов (вернее, умер через сутки после ранения). Больше жертв не было. Зверски избитый милиционер Зосим и легко раненный Панькин выжили, несколько человек, включая милиционеров, получили травмы. Родственник 45-летнего работника "Заготзерно" Захара Соколова, с которым я беседовал, утверждает, что похороны прошли тихо, без эксцессов.

* * *

Между прочим, бийский погром произошёл раньше, чем подобные события в городах Владимирской области Муроме (30 июня 1961 года), Александрове (23 июля 1961 года) и Новочеркасске Ростовской области (1-3 июня 1962 года), где власть также подавляла взбунтовавшихся жителей силой оружия. Поводы восстаний были разными (в основном антимилицейские), а причины - повышение цен на товары массового спроса, жёсткий дефицит товаров и продовольствия, резкий рост производственных норм выработки и снижение расценок. До политических требований дело не дошло.

Источник: Анатолий Муравлев. Бийский погром // "Алтайская правда", 23.06.2006 (по: http://www.bankfax.ru/news/36110/)



[1]
Член бригады содействия милиции (дружинник). – В.Б.

[2] Районного союза потребительских обществ. – В.Б.

[3] Исполнительного комитета городского Совета депутатов трудящихся. – В.Б.

История профсоюзов, 2016 г.