История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Хамзин А. Акции протеста 1988 г. – неисследованная история

2016-01-06

О забастовках крымских татар в июне-августе 1988 года, боровшихся за полное восстановление в правах после депортации 1944 года. В статье исправлены только явные опечатки и ошибки.

В июне этого года исполняется 20 лет с момента проведения крымскими татарами в 1988 году массовых забастовок в СССР: с 20 июня в Краснодарском крае и с 26 июня в Узбекистане по Ташкентской области. Зудие Салиева, участник забастовок в Краснодарском крае, уволенная за это по ст[атье] 33 КЗоТ[1], предложила отметить эту дату в газете "Авдет" воспоминаниями и свидетельствами о тех событиях. Было предложено обратиться к участникам этой акции собрать материал, документы, фотографии и попросить редакцию газеты организовать спецвыпуск, посвящённый этому событию 20-летней давности.

К сожалению, это мало исследованное событие и период в истории Национального движения. Однако, важность манифестации 26 июня в Ташкенте очень велика и для судьбы, и для истории нашего народа, которая стоит в одном ряду с летними демонстрациями крымских татар в Москве 1987 года. Общеизвестно, что демонстрации в Москве содействовали преданию широкой международной огласке нашей национальной проблемы в СССР и советские власти вынуждены были создать в связи с этим комиссию во главе с Громыко. Год спустя, наряду с другими акциями протеста, манифестация в Ташкенте 26 июня 1988 года, ценой тысяч и тысяч избитых наших соотечественников полностью разбила планы Москвы, которая через эту комиссию демонстрировала своё полное нежелание решать национальный вопрос крымскотатарского народа.

В то время, в 1988 году, забастовка была совершенно новой формой борьбы Национального движения нашего народа, организованная и проведённая сильной его частью, которую возглавляла Центральная инициативная группа. Эта акция была проведена в знак протеста против решения государственной комиссии от 9 июня 1988 года, в котором она, не желая решать национальный вопрос крымских татар, самым циничным образом отказала в восстановлении нашей национальной автономии в Крыму.

В Узбекистане, узнав о проведении в Краснодарском крае 19 июня 1988 года общенародной краевой конференции крымских татар, на которой приняли участие представители нашего народа из России, Украины и Узбекистана, поддержали принятую на ней резолюцию. В соответствие с этой резолюцией было принято решение о не выходе на работу и массовом выезде народных представителей в Москву. Один из пунктов резолюции предполагал добиваться в Москве, где проходила XIX партийная конференция ЦК КПСС, включения в её повестку нашего национального вопроса с целью его решения.

Инициативники Ташкентской области (гг. Ташкент, Янгиюль, Той-тепа, Бекабад, Чирчик, п[осёлок] Пахта, пгт.[2] Алмазар) после проведения 9 июня (в день выхода сообщения госкомиссии) протестных акций у себя на местах и 12 июня в Ташкенте, начали подготовку к более масштабной республиканской акции, запланированной на 26 июня в г. Ташкенте. После проведения этой акции в поддержку резолюции, принятой на конференции крымских татар в Краснодарском крае, повсеместно должны были начаться забастовки с массовым выездом в Москву.

Но всё совершенно изменилось, после того как 26 июня мирная манифестация крымских татар в Ташкенте была зверски избита и разогнана местными властями с санкции Москвы, с использованием правоохранительных сил и войск МВД, подразделений военных курсантов. Протестные акции крымских татар в Узбекистане приняли индивидуальный характер. Но их организацию и проведение необходимо рассматривать как результат совместных усилий инициативников Краснодарского края и Ташкентской области. В то время в Узбекистан из Краснодарского края для координации совместных действий были направлены представители, одним из которых был Ильвер Аметов (имени второго, к сожалению, неизвестно, просьба, сообщить в редакцию "Авдет" если кому-то известно Ф.И.[3] этого человека). Они приняли активное участие в самой демонстрации крымских татар в Ташкенте 26 июня и даже были задержаны правоохранительными органами.

Реакция существовавших тогда различных направлений в Национальном движении, в первые дни после сообщения Госкомиссии от 9 июня была практически одинаковой. Повсеместно в Узбекистане, где компактно проживали крымские татары, были проведены собрания в клубах, митинги и демонстрации на площадях с принятием резолюций о категорическом несогласии с этим решением государства, касающимся судьбы народа. Но в центральной и местной печати реакция крымских татар не была отмечена. У нас инициативников того периода создавалось впечатление, что власти эти собрания, митинги и демонстрацию 12 июня в Ташкенте воспринимали как вполне естественную реакцию, возможную со стороны крымских татар на решение советского руководства в отношении их.

Сегодня, оценивая забастовочное движение 1988 г. начинаешь понимать, что это было единственно-правильное решение инициативников Краснодарского края и Ташкентской области в Узбекистане, реализованное ими в нелёгких условиях тогда и в национальном движении, и в советском государстве. Благодаря этим действиям, всемирно-известные информационные агентства вновь, как в 1987, постоянно и насыщенно давали информацию о зверской расправе советских властей в Ташкенте над мирной манифестацией крымских татар и их забастовках в Краснодарском крае и в Узбекистане. После международной огласки событий узбекские СМИ с 8 июля тоже начали публиковать материалы, признававшие факт крупной демонстрации в Ташкенте и забастовок по области, в ходе которой произошли даже столкновения крымских татар с правоохранительными органами.

Как непосредственный участник этих событий, могу лишь заметить, что инициативники Краснодарского края и Ташкентской области сделали тогда всё, чтобы процесс возвращения соотечественников на Родину стал необратимым. Именно после всех этих событий этот процесс приобрёл стабильное состояние, что сохраняется и сегодня.

На мой взгляд, события тех лет могли быть более результативными и организованными, если бы прежде, на IV Всесоюзном совещании представителей инициативных групп Национального движения в Пахте (Чиназский р[айо]н, Ташкентская область), мы не приняли крайне непродуманное и неправильное решение. Оно касалось полного переизбрания на этом совещании состава Центральной инициативной группы. Аргументами этого предложения выступила якобы забота о необходимости воспитания молодых и новых кадров. Сегодня задумываешься: эти кадры только состоялись после известных московских событий 1987 года, и в связи с этим возникает вопрос, насколько было целесообразно их полностью заменять. Но благодаря определённой части участников совещания в новый состав ЦИГ всё же были избраны некоторые члены старого состава. Это рахметли[4] Решат Джемилев, Фуат Аблямитов, Эскендер Фазылов, Сабрие Сеутова, которые сыграли огромную роль в организации и проведении демонстрации 26 июня в Ташкенте.

По моему мнению, именно это решение и послужило причиной того, что ближе к лету 1988 года в действиях региональных инициативных групп в Краснодарском крае и по Ташкентской области наблюдалось принятие самостоятельных решений. Но благодаря этим действиям состоялось знаменитое забастовочное движение, которое сильно повлияло на весь последующий ход событий в Национальном движении нашего народа.

Я согласен с Зудие ханум и обращаюсь ко всем участникам забастовочного движения летом 1988 года предоставить имеющиеся материалы, всякого рода повестки, документы и особенно фотографии этих событий. Это поможет нам всем вместе провести интересное исследование забастовочного движения и воссоздать в газетных статьях, теле- и радио передачах это событие.

Вместе с тем, участвуя в организации и проведении мероприятий, посвящённых 20-летию демонстраций в Москве летом 1987 года, хочу поделиться следующими мыслями. Предлагаю всем, кто будет анализировать, и исследовать эти события, приводить статистические или иные данные, пользуясь документами Национального движения. Например, в том году ветеран национального движения Энвер Аметов допустил большую ошибку в своей статье "Двадцать лет спустя. Или Как это было в Москве летом 1987 года" ("Полуостров" № 28, 20-26 июля 2007 года) объявив что из Средней Азии в московских событиях приняло участие всего 30-35 человек. Это неправильная информация, ибо лишь в журнале регистрации "Список делегатов, находившихся в Москве 1987 г. в июнь-июль месяце" указано, что из Узбекистана прибыло в Москву 156 человек. С учётом незарегистрированных их было больше. Если бы национальное сознание и патриотизм инициативников из Узбекистана, соответствовало бы приведённым цифрам Энвера Аметова, мы не смогли бы вывести несколько десятков тысяч человек 26 июня 1988 года на площади в Ташкенте.

Источник: Сайт “Alm-I Medeniye”. – 23.06.2008 (http://medeniye.org/ru/node/361)



[1]
Кодекса законов о труде РСФСР. – В.Б.

[2] Посёлок городского типа. – В.Б.

[3] То есть фамилия и имя. – В.Б.

[4] Покойные. – В.Б.

История профсоюзов, 2016 г.