История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Документы

Из обращения левой части 2-го Чрезвычайного Железнодорожного съезда

2015-08-01

6 (19) января 1918 г.

«Товарищи железнодорожники!

К Вам за моральной и активной поддержкой обращается левая часть Чрезвычайного Всероссийского Железнодорожного Съезда, объявившая себя после раскола по вопросам текущего момента единственно правомочным Чрезвычайным Всероссийским Железнодорожным Съездом.

Раскол произошёл в ночь с 4-го на 5-ое января, о чём была подана телеграмма информационного характера по всем Российским железным дорогам, текст которой приведён ниже.

Поводом к расколу, главным образом, послужили взгляды совершенно различные и непримиримые: на Учредительное собрание, Советы и Советскую Власть. В то время как правая часть упорно и безоговорочно стояла на позиции «Вся власть Учредительному Собранию» и в этих лозунгах слились все её элементы от беспартийных до объединённых социал-демократов интернационалистов включительно, оставляя Советам роль «тяжелой артиллерии» для защиты Учредительного Собрания, левая часть в лице: большевиков, левых с.-р.[1] и левых с.-д. интернационалистов (отколовшихся от объединённых социал-демократов интернационалистов)[2] заняла другую позицию с лозунгом: «Вся власть Советам» и требованием от Учредительного Собрания признания завоевания октябрьской рабочей, солдатской и крестьянской революции и гарантий закреплений этих завоеваний. Только с таким Учредительным Собранием мы считали возможной совместную работу Советов и Советского Правительства, как залог неуклонного шествия к закреплению основ социализма.

// (с. 190) Товарищи! В целом ряде дискуссий на нашем съезде социалисты правого крыла устами видных лидеров Чернова, Церетели[3], Авилова признали, что принцип коалиции с буржуазией изжит, а между тем, когда заходила речь об исключительном значении и роли Советов, сбросивших оковы коалиционного Правительства, сейчас же поднималась антагонистическая травля на действия Советской власти, бичующая критика декретов и искусно[4] сотканная ткань нелепых подозрений, наветов на мирные переговоры, ведомые Русской делегацией в Брест-Литовске. Результаты этих переговоров Вы теперь наблюдаете по волнениям в Испании, Италии, Германии, Англии и баррикадам в Вене, что отмечает даже наша буржуазная пресса и только слепцы из Новой Жизни, Нового Луча, Дела[5] Народа ещё не прозрели. Третий Съезд Советов рабочих депутатов в Петрограде, куда вошли все левые депутаты Учредительного Собрания в количестве 153 [человек], нашёл действия Центрального Исполнительного Комитета и Советской власти отвечающими интересам и задачам революционного пролетариата и трудового крестьянства и санкционировал роспуск Учредительного Собрания, как органа, объединившего, благодаря несовершенству и дефектам избирательной компании, - мелко-буржуазные, оппозиционные элементы страны, кои, под лозунгом «вся власть Учредительному Собранию», безусловно повели бы подкоп под самые основы Советов и Советской власти и растворили бы в себе голоса соглашателей социалистов. Это обнаружилось с первых шагов по открытии Учредительного Собрания во взглядах на ведение мирных переговоров, форму государственного управления и т[ак] д[алее].

В то время как Советы всюду, с углублением революции, выкристаллизовались, давши истинных защитников классовых интересов, стойких борцов за социализм, - Учредительное Собрание вмещало в себе: социалистов по наименованию, утративших целым рядом соглашательств, боязнью размаха революции истинно революционные задачи и идеалы, и параллельно с ними кучку представителей буржуазии, питавшей вожделения на блок с соглашателями. Нельзя обойти молчанием того // (с. 191) факта, что октябрьская революция рабочих и крестьян явилась сигналом к революционному пожару во всей Европе и пламя этого пожара разгорается. Подтверждением этого служат читаемые всеми Вами сообщения на 3-м Съезде Советов представителей социалистических партий заграницы[6].

Тяжелы испытания Советской власти в борьбе за закрепление завоеваний октябрьской революции: буржуазная интеллигенция, чиновничество Министерства Путей Сообщения, банковские служащие держатся политики явного саботажа[7], не стесняясь прибегать к подачкам из бездонных кошельков буржуазии.

Буржуазия изощряется на провоцирование Советской власти, прибегая к ловкой авантюристской игре на «безденежье», приписывая таковое системе «национализации банков» и проливает крокодиловы слёзы перед рабочими накануне уплат заработной платы. Генеральный секретариат Рады вёл политику заигрывания с французскими империалистами и пытался увлечь на путь деморализации ряды Украинского пролетариата и трудового крестьянства Украины.

Каледин, Дутов и Алексеев недвусмысленно вели и ведут политику восстановления буржуазного государства.

Всё это усугубляет продовольственный[8] кризис, расстраивает окончательно экономический государственный аппарат и ведёт к катастрофе железнодорожное хозяйство и транспорт. Взорванные мосты, разобранные пути отрезают север от Донецкого угольного района и хлебородных губерний, кои могли бы улучшать дело продовольствия голодающей армии и Петрограда.

Весь натиск контрреволюционных банд, всё печальное и тяжёлое наследие пришлось принять и выдерживать Советскому Правительству, при травле его социалистами-соглашателями, которые, на призыв к тесному сотрудничеству в первые дни октябрьской революции, ответили отказом и заняли позицию критикующих зрителей[9].

Не нам, железнодорожникам, впервые показавшим всему миру в конце сентября 1905 года здесь же в Петрограде нашу революционную мощь, когда «Совещание по // (с. 192) пересмотру пенсионных касс» превратилось в первый делегатский Съезд представителей железных дорог, а этот последний стал исходным пунктом революции, в результате которой 13-го октября возник «Петербургский Совет Рабочих Депутатов», ставший в центре развернувшейся революции, вырвавшей тогда у растерянного самодержавного Правительства пресловутый манифест 17-го октября - не нам бросать палки в колеса мощной творческой работе Советов.

Центральный Исполнительный Комитет Советов всецело одобрил позицию, которую заняли мы в вопросах текущего момента и выявили в нашей резолюции.

Всероссийский Съезд Профессиональных Союзов, собравшийся в Петрограде на днях, высказался также безоговорочно за Советскую Власть.

Совершенно противоположную позицию заняло правое крыло железнодорожного Съезда, пытающееся теперь путём извращения истины в своих воззваниях взвалить всю ответственность[10] за раскол на Чрезвычайном Всероссийском Железнодорожном Съезде на нас и ищущие тщетно компромисса с собственной совестью в успокоениях, что «деловая работа в области вопросов железнодорожного хозяйства - основная задача первостепенной важности не только для железнодорожников, но и для всей страны» и при этом не останавливающееся перед заведомой[11] клеветой на «тенденционное[12] усиление левого крыла Съезда в ущерб деловым соображениям по совершенно определённому узко-партийному руслу».

Мы напоминаем авторам этих крылатых фраз, что резолюции, объединившие всю правую часть Съезда от беспартийных до социал-демократов объединённых интернационалистов, были составлены при благосклонном и непосредственном участии узко-партийных работников, сотрудников «Новой Жизни» и «Нового Луча».

Левая часть Съезда, желая сохранить целостность железнодорожного Союза, делала попытку втянуть в свою органическую работу правую часть, конечно не безоговорочно, ибо при таких условиях вся непримиримость и все результаты позиции правой части остались бы в силе.  // (с. 193) Для избежания этого левая часть предлагала правой продолжать совместную работу, при условии признания ею существующей власти, но на это предложение правая не пошла, игнорируя тем самым элементарное соображение, что, не признавая существующей власти, Союз не может управлять дорогами и даже просто продолжать своё существование.

Что же заставляет так грешить против элементарной логики правое крыло Съезда. Что понесёт оно в ответ своим избирателям. - Непримиримую позицию к Советам?

То большинство Съезда (273 против 261), о котором говорит правое крыло, что оно «в полном соответствии с волею своих избирателей высказалось за поддержку Учредительного Собрания», оказалось случайным даже с точки зрения строго юридической, так как при голосовании резолюции текущего момента отсутствовало 53 делегата левой части Съезда и, помимо этого, в голосовании принял участие старый «Викжель» в количестве 31 члена, из коих 22 голосовало за резолюцию правого крыла, и 9 за резолюцию левого[13].

Допущение Викжеля к голосованию было ошибочным шагом, ибо фактически он упразднён, а голоса его сыграли решающую роль, давши незначительный перевес правой стороне.

Часть представителей профессиональных союзов, главным образом мастеровые, рабочие и низшие служащие остались и продолжают работать на Чрезвычайном Съезде[14], они являются сторонниками власти советов и дифференцируются по фракциям большевиков, левых с.- р. и левых с.-д. интернационалистов.

И только беспартийные профессионалы[15] правого крыла, введённые в заблуждение их представителем г[осподином] Федотовым, отчасти распропагандированные[16] правым крылом из «верхов» железнодорожного мира, ушли со Съезда, несмотря на обращённое к ним предложение работать во всех организационных комиссиях Съезда, а также на его пленуме, независимо от их взгляда на текущий момент[17].

Товарищи! Ниже вы найдёте весь материал из которого сами сумеете сделать[18] объективный вывод: достаточно // (с. 194) ли верной, отвечающей переживаемому моменту была позиция, которую заняла левая часть Всероссийского Чрезвычайного Железнодорожного Съезда, объявившая себя Правомочным Чрезвычайным Всероссийским Железнодорожным Съездом, разрешающим вопросы: реорганизации управления железных дорог, Устава Всероссийского Железнодорожного Союза, технически-транспортный, экономический по оплате труда и т[ак] д[алее].

Сейчас Вашей неотложной задачей должно быть парализование деятельности правого крыла Съезда, состоявшего из «верхов» и сторонников взглядов «верхов», пытающееся воззваниями тормозить ход работ Чрезвычайного Съезда.

Ни один призыв, ни одна попытка «Организационного Бюро», дряблого политически, растерявшего не только революционные лозунги, но основные демократические принципы, не должны найти места в сердце железнодорожного пролетария, бьющегося в унисон с Советами Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов и представителей Советской власти.

Вся власть Советам и влившейся в них левой части Учредительного Собрания. Да здравствует железнодорожный пролетариат. Да здравствует великая рабочая, солдатская и крестьянская революция, которая заложит прочный фундамент в борьбе за социализм. [...]

Л. Никольский».

Опубликовано: Железные люди железной дороги. Из истории профсоюзного движения железнодорожников России / Сост. В.Г. Рупец. – М., 2006. – С. 189-194 на: К расколу на Чрезвычайном Железнодорожном Съезде (Исторические материалы) / Изд. Всеросс. исп. к-та железнод-ков. - Петроград, 1918, с. 3-6. См. также: Факел творчества. – Чита. – 1923. – № 1. – 10 февр.



[1]
Членов Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов. – В.Б.

[2] Осенью 1917 года центристская (между большевиками и меньшевиками) группа членов старой РСДРП создала Организацию объединённых социал-демократов-интернационалистов. После раскола, о котором идёт речь в документе, правое крыло немедленно учредило Российскую социал-демократическую рабочую партию интернационалистов (РСДРП(и)), а левое оформилось в июле 1918 года в Российскую партию независимых социал-демократов левых интернационалистов (РПНСДЛИ). – В.Б.

[3] В тексте «Церетелли». – В.Б.

[4] В тексте «искуссно». – В.Б.

[5] В тексте «Дело». – В.Б.

[6] В тексте «за границы». – В.Б.

[7] Саботажем советские лидеры называли антисоветские забастовки служащих, интеллигенции, части рабочих, студенчества с требованием передачи власти Учредительному собранию. – В.Б.

[8] В тексте «продовольственый». – В.Б.

[9] Искажение фактов. Сразу после октябрьского переворота Всероссийский железнодорожный союз (и следом за ним большинство российских социалистических партий и общественных организаций) выступил за формирование «однородного социалистического правительства», то есть правительства из представителей всех крупных социалистических партий, включая большевиков и левых эсеров. Однако большевики под давлением В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого отказались. – В.Б.

[10] В тексте «ответственость». – В.Б.

[11] В тексте «за ведомой». – В.Б.

[12] Видимо, подразумевалось «тенденциозное». – В.Б.

[13] Спорный расчёт. По указанию самих большевиков (Правда. – 1918. – 10 января), максимальное число делегатов Общежелезнодорожного съезда доходило почти до 700 человек. В голосовании 5 января по вопросу о власти участвовало 273 + 261 = 534 делегата. Если добавить к этой цифре 53 отсутствовавших делегата «левой части съезда», то выходит, что одновременно отсутствовали более 100 делегатов правого сектора. Будь на голосовании все они, то история зафиксировала бы убедительное и несомненное большинство сторонников власти Учредительного собрания на Общежелезнодорожном съезде, и все последующие спекуляции о «случайности большинства» не имели смысла. – В.Б.

[14] Левый блок покинул Общежелезнодорожный съезд, и, после объявления советских властей о его «закрытии», «продолжил» заседания съезда под тем же названием, но уже без правого крыла. Учитывая откровенную демагогичность утверждений, что разогнанный «учредиловский» и официозный «советский» съезды - суть одно и то же, коммунистическая пропаганда быстро отказалась от них. В советской историографии оба съезда соседствовали, причём даже под разными названиями. – В.Б.

[15] То есть профессионалисты. – В.Б.

[16] В тексте «распропогандированные». – В.Б.

[17] Железнодорожные профессиональные союзы (Паровозосоюз, Сатерд, Грузооборот, Течерж и другие) провели отдельную конференцию 17 (30) января 1918 года и образовали Всопрофжель – Всероссийский совет железнодорожных профессиональных союзов. Большевистское меньшинство умудрилось расколоть и его. – В.Б.

[18] В тексте «съделать». – В.Б.

История профсоюзов, 2016 г.