История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Шум Ю.А. Против проституции – за проституток?

2015-02-22

Читая эту статью, надо помнить, что она была напечатана в органе Ленинградского обкома КПСС, имевшего особые претензии к профсоюзу «Независимость». Этот профсоюз одним из первых изгнал с территории предприятия партийный комитет КПСС, использовав его помещение под офис стачкома во время большой 23-дневной забастовки декабря 1990 – января 1991 года. Забастовка проходила на Полюстровском производстве строительных конструкций (ППСК) Домостроительного комбината № 2 (ДСК-2). Завершающим аккордом забастовки явилось решение бастующих о переводе ППСК в коллективную собственность рабочих, что не на шутку напугало руководство ДСК. Данная статья вышла в свет 26 января 1991 года, то есть в день проведения конференции трудового коллектива ДСК-2, на которой администрация ДСК и чиновники КПСС готовились взять реванш, и должна была соответствующим образом настроить рабочих - делегатов конференции.

«Одиозная группа совершенно детского характера» — эту убийственную аттестацию получил профсоюз «Независимость» из уст ленинградского рабочего Г.А. Богомолова тому назад более года. На счету у «Независи­мости» к тому времени уже было несколько «подвигов».

В их числе — сорвавшаяся забастовка в объединении «Знамя Октября», откуда новоис­печенных профсоюзных деятелей, попросту говоря, попросили выйти вон. Затем — безу­спешная попытка примазаться к воркутинским событиям. Союз рабочих комитетов разоблачил тогда одного из лидеров «Незави­симости», призывавшего горняков: «Бастуйте, весь Ленинград вас поддержит». Не обошлась без скандального профсоюза и смута на [Ленинградском] за­воде художественного стекла.

Наше суперполитизированное время, когда трезвеют, ка­жется, самые отчаянные экст­ремистские головы, не остуди­ло, к сожалению, пыла искате­лей приключений за чужой счет. Недавно «Независимость», добродушно отмеченная кем-то как не лишенная шарма и оригинальности, снова доказа­ла, что так и не выросла она из детских мальчишечьих шта­нишек.

Нелепая трехнедельная заба­стовка, организованная ею на домостроительном комбинате № 2, принесла огромные убыт­ки городу, а «Независимости» — шумную популярность. И едва ли ей нужно было что-то большее.

Стать членом «Независимос­ти» просто до изумления. «Все рабочие, выступающие за улуч­шение условий труда и быта, против угнетения физическим трудом, за повышение заработной платы... автоматически становятся членами профсою­за «Независимость» — гово­рится в его уставе. Почти как в партии Полозкова[1]...

Иными словами, встретились вы в курилке с приятелем, по­болтали час-другой об инфля­ции, девальвации, вентиляции, механизации и администрации, вернулись на рабочее место, но... уже членом нового проф­союза «Независимость». Сами, разумеется ни сном ни духом не подозреваете, что это за штука.

Для справки. Профсоюз «Не­зависимость» называет себя всесоюзной, оппозиционной, независимой, внепартийной, деполитической профессиональ­но-общественной организацией рабочих. Да-да, именно рабо­чих, поэтому, если вы — слу­жащий, инженерно-технический работник или, свят-свят-свят, управленец, членство в «Независимости» ни очное, ни заоч­ное вам не грозит, поскольку вы — бюрократ. Почему? Ну как же. Во-первых, вы «обслу­живаете интересы господствую­щего класса», верноподданно надзираете за рабочими и кре­стьянами, вместо того чтобы улучшить условия их труда». Во-вторых, в погоне за карьерой вы и заинтересованы только в собственном самоутверждении и не упускаете случая вырвать материальные блага из рук своих хозяев. Но главное, у вас зарплата «абсолютно по­вышается», а у рабочих «зара­ботки снижаются». Словом, но­вый профсоюз отстаивает толь­ко интересы рабочего класса.

И делает это, надо сказать, весьма примечательным спосо­бом. Не признает никакие ко­миссии, профкомы, СТК[2], суды и прочие «бюрократические» структуры. Бойкотирует меро­приятия правительства, кото­рые, по его мнению, «не со­ответствуют профессионально-­классовым интересам рабоче­го класса». Ну а поскольку время сейчас такое, что какое решение ни возьми, оно «ущемляет интересы» не толь­ко рабочего класса, но и всех слоев общества, «бойкотиро­вать» можно все подряд с ут­ра и до вечера. Тем более что забастовками сегодня никого не удивишь. А поскольку ор­ганизация поднятых независи­мым профсоюзом забастовок строится на естественных не­довольствах, естественных беспорядках, естественных язвах нашего общества, понять про­стому человеку, где он сам решает, а где им манипулиру­ют, чрезвычайно сложно. Этим-то и пользуется «Независи­мость», наживая себе полити­ческий капитал.

— Рабочие, вас обманывают! — разоблачительно шелестели предновогодние листовки на Полюстрове[3], одном из подраз­делений ДСК-2. — Пока вы гнете спину, мозолите руки, теряете силу и здоровье, но­воявленные дельцы, прохиндеи удачи набивают карманы. На них нет закона.

И в противовес уже не на шутку разгоревшейся «войне законов» в стране «Незави­симость» объявляет свою соб­ственную, «карманную» войну законам как таковым: «Мы живем в бесправном общест­ве, где никто никогда не учи­тывал требования рабочих. Су­ществующие законы — не их законы. Так пусть по ним жи­вут те, кто их создавал. Но пусть они помнят, последнее слово все равно будет за на­ми».

В холодке последней упре­дительной фразы, что ни го­ворите, так и просматривается пролетарий, рвущий булыжник из мостовой. И это при том, что «Независимость» стара­тельно подчеркивает — она, дескать, стоит вне политики. Однако уж больно вызываю­ще торчат волчьи ушки из так называемой цели профсоюза — установить контроль рабо­чих над правящей партией или коалицией правящих партий, законодательной и исполни­тельной властью на всех уровнях. И не требуется особой сообразительности, чтобы по­нять, чего здесь больше — диктатуры или демократии, за которую якобы ратует «Неза­висимость».

Впрочем, противоречий в разного рода декларациях это­го профсоюза более чем дос­таточно. Все копья ломаются сегодня в борьбе за «рабочее самоуправление», которое, с подачи «Независимости», выглядит примерно так. «Служа­щие-управленцы» разрабатыва­ют и предлагают к внедрению, скажем, технологию производ­ства модельных туфель и дет­ских сапожек. Но решать — что и как выпускать — будут рабочие, обувщики. Надо пола­гать, что себе в убыток они ни одной модели на конвейер не поставят, а вопрос, какая про­дукция в этот момент больше нужна городу, едва ли станет в таком случае определяю­щим.

Веселенькую картинку будет представлять из себя наш го­род, если дело в итоге дойдет когда-нибудь до такого «само­управления». В далеко идущих планах «Независимости» — «прекращение ненужных для трудящихся затрат на капи­тальное и прочее строительст­во в Ленинграде и области», «пусть в Советах советуются, а не диктуют законы», «зако­нодательную власть — граж­данскому обществу, исполни­тельскую — политическим пар­тиям», «суд, МВД, КГБ, правоохранительные органы, психи­атрию — под контроль незави­симой прессы». Правда, тут же за декларацией свободы слова следует престраннейшее тре­бование: «ТВ — под контроль общественных комитетов».

Уголовный кодекс, в систе­му наказаний которого вклю­чены исправительные работы, просто бледнеет от требования решительного профсоюза «за­претить любой принудитель­ный труд».

Особый интерес представля­ют собой взгляды «Независи­мости» на развитие культуры. Она понимается, как ликвидация коммуналок[4] и семейных общежитий и первоочередное предоставление семьям рабочих квартир. А также заявляет­ся более чем двусмысленным лозунгом: «Против проститу­ции — за проституток, против наркомании — за наркоманов, против алкоголизма — за алкоголиков».

Такая вот «Независимость» стремится сегодня делать по­году на ленинградском небо­склоне демократического ра­бочего движения. Спору нет - право на ее существование ни­кто не опровергает: каждый волен сегодня отстаивать свои убеждения так, как ему забла­горассудится и с кем заблаго­рассудится.

Беда лишь в том, что за всей словесной галиматьей, за набором новомодных опреде­лений, не до конца осмыслен­ных понятий — кровоточащая рана действительно нечелове­ческих условий труда и быта многих тысяч ленинградских рабочих. И полюстровцы с ДСК-2, которые, поддавшись на хитрую удочку «Независи­мости», сегодня настраиваются на очередную забастовку, здесь не исключение.

«Профсоюз нигилистов» выбирает для своей «опеки», самые разрушенные производст­ва, самые неквалифицирован­ные слои рабочих, ищет оби­женных и покровительствует им. Свои почитатели есть у «Независимости» на заводе художественного стекла, в железнодорожном депо Тосно-2, на Ленметрострое и еще де­сятке небольших ленинград­ских предприятий. По примеру своих лидеров, здесь «кучку­ются» по вечерам, много гово­рят о зарплате, «кознях» ад­министрации и необходимости контроля над властью. Пока еще только говорят.

Шум Ю.А. Против проституции – за проституток? // Ленинградская правда. / Л. – 1991. – 26 янв. - № 21/22 (23063/23064). – С. 7.



[1]
Имеется ввиду Коммунистическая партия РСФСР, первым секретарём которой был И.К. Полозков. – В.Б.

[2] Советы трудового коллектива. – В.Б.

[3] Имеется ввиду Полюстровское производство строительных конструкций (ППСК) ДСК-2. - В.Б.

[4] Обиходное название коммунальных квартир. – В.Б.

История профсоюзов, 2016 г.