История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Муравлёв А. Беспорядки

2014-09-14

За все триста лет, пока на Алтае живут русские люди, самым страшным потрясением была, конечно, гражданская война. В остальное время ситуацию характеризовали как стабильную. Хотя случались и массовые волнения: в эпоху русских революций 1905-го и 1917 года, в период «красного террора», «борьбы с бандитизмом» 1920 - 1922 годов и в годы сталинских массовых репрессий 1930-х.

Послевоенный период принято считать «тихим». Однако это не совсем так. Буквально по крупицам, со слов очевидцев и участников событий, из скупых публикаций и прежде засекреченных архивов мне удалось реконструировать некоторые события, о которых умалчивалось до недавнего времени. Среди них – как заурядные драки, так и антимилицейские выступления, конфликты на почве межнациональной розни и массовые народные волнения.

Например, 22 - 23 августа 1954 года в Барнауле произошёл погром с жертвами на межнациональной почве. В книжке Александра Александрова «Соловей, соловей-пташечка», выпущенной в прошлом году, событие описывается так: «На Западном посёлке стояла казарма, где располагалась часть стройбата и почти целиком «чеченского разлива». Кто затеял свару, разбиралась милиция. То ли первые начали махаться русские мужики, то ли чеченцы «совсем наглость потеряли». Да нашёлся, как всегда, провокатор и заорал благим матом:

– Ребята! Полундра! Наших бьют!

С Западного цепная реакция пошла гулять по всему городу. Озверевшая от крови толпа «черносотенцев» уже не разбирала национальность. Врагами становились почти все смуглые брюнеты: кавказцы, азиаты, евреи, цыгане и… русские…

Не за понюх табаку забили чернявого прохожего до смерти. А когда мимо как на грех проезжала бортовая машина со стройбатовцами-чеченцами, один мужик с ножом в руке на ходу заскочил в нее и давай полосовать…

Много жертв принёс так называемый «межнациональный конфликт». Еле усмирили погромщиков вызванные армейские подразделения. Зуб даю, мог бы точно попасть в эту мясорубку и я. Хорошо, что мать не пустила на улицу».

По воспоминаниям жителя Барнаула Ярослава Шавкунова, казармы кавказцев располагались между Калининским и Ленинским проспектами, на месте, где сейчас корпуса «Геофизики» – этот завод они, якобы, и возводили. Он отчетливо помнит, как загнали троих солдатиков в глубокую траншею, закидывали их камнями. В избиении участвовали и женщины. Кто-то из них разбил камнем голову кавказца. Тот упал, взмолился: «Мать, ты что делаешь?!» Ещё одну группу солдат зажали между сараев, сильно избили.

Документальное описание этих массовых беспорядков (лишённое «национального фактора») я обнаружил в книге Владимира Козлова «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953 - 1985 гг.», основанной на докладных записках КГБ и прокуратуры СССР в ЦК КПСС. «22 августа 1954 года двое солдат затеяли драку со строителем, который затем направился в рабочий клуб смотреть кино. Через некоторое время в клуб ворвались около 40 солдат из расположенных поблизости двух строительных батальонов. Солдаты сняли ремни и стали пряжками избивать присутствующих, повредили киноаппаратуру, переломали мебель и скрылись. Находившийся в это время у здания клуба милицейский патруль из трёх человек серьёзного противодействия солдатам оказать не смог. Ночью городская милиция и военные власти задержали 40 солдат, находившихся в самовольной отлучке. Между тем, по городу распространились ложные слухи о том, что во время драки в клубе солдатами был убит ребёнок…

Утром следующего дня возбуждённые слухами рабочие строительства и расположенных неподалеку предприятий стали группироваться, ловить одиночных солдат и избивать их. К полудню на строительстве ТЭЦ-2 собралась большая толпа рабочих. Она двинулась к казармам строительных батальонов, подстрекаемая некими «подвыпившими людьми». Возбуждённая толпа смела группу работников милиции, состоявшую из 60 человек, и прорвалась к казармам.

Завязалась коллективная драка, в ходе которой обе группы бросали друг в друга камни. Около 100 солдат, несмотря на предупредительные выстрелы, прорвались через оцепление в жилые кварталы города, где били окна, бесчинствовали, затевали драки. В течение всего дня, 23 августа, рабочие продолжали собираться группами и избивали встречавшихся им солдат-одиночек. В свою очередь просочившиеся в город небольшие группы солдат избивали встречавшихся им рабочих. Для прекращения беспорядков власти использовали дополнительные силы. Порядок был восстановлен. Между казармами, жилыми и производственными кварталами было организовано усиленное патрулирование. В прилегавших к строительству кварталах было подобрано избитых или отнято во время избиения 22 солдата строительных батальонов, пять из которых к утру 24 августа умерли. В местную больницу на излечение поступило также двое рабочих.

Министерство внутренних дел СССР, учитывая напряжённую обстановку в Барнауле, поставило перед ЦК КПСС вопрос о выводе строительных батальонов из Барнаула. Таким образом, рабочие, которых, очевидно, уже давно возмущало поведение военных строителей, добились своего».

В памяти старожилов краевого центра также сохранилось несколько серьезных инцидентов, которые можно квалифицировать, как массовые драки. Одна из них произошла в 1954-м или в 1955 году на перроне барнаульского вокзала, во время встречи двух эшелонов - с уволенными в запас солдатами и такими же матросами.

Милиция не смогла справиться с буянившими военнослужащими. Были сформированы рабочие отряды - из числа тружеников вагоноремонтного завода, железнодорожного депо, других промпредприятий. Говорят, досталось и членам рабочих отрядов. Среди них, как утверждается, даже были погибшие.

Виталий Марчук, тогдашний мальчишка из посёлка Ильича (его ещё называли посёлком кожзавода или Подгляденом), много позже рассказывал мне про ещё один конфликт, произошедший летом 1955 года между группами пацанов. Одни из них жили в Подглядене - под высоким берегом Оби, вторые – наверху, на так называемом Втором Глядене.

За побитых младших ребят заступились их старшие братья, друзья – с кольями, дубинами и металлическими цепями с той и другой стороны. В общей сложности в этом кровавом событии, по воспоминаниям Марчука, участвовало до двухсот человек.

Эпицентром конфликта оказался микрорайон больницы кожзавода посёлка Ильича на улице Ленинской (впоследствии переименованной в Красноярскую).

Выглядела потасовка необычно. Почти как взятие крепости. Люди, находившиеся внизу, в Подглядене, штурмовали гору, а расположенные сверху сбрасывали на соперников камни, металлические и деревянные предметы. Самым опасным оружием в руках «верхних» были набитые песком и землёй металлические бочки, запускаемые вниз, на штурмующие порядки. Одна из подобных «торпед» влетела в хижину одинокой старушки и разнесла её. Хозяйку домика спасло то, что она, предчувствуя недоброе, накануне спряталась в погребе.

Несколько раз противники сходились в рукопашной схватке. Трупов, кажется, не было, но травм, синяков и увечий – немало. Разгонять драчунов пришлось конной милиции. Чтобы охладить пыл враждующих сторон, стражи порядка стреляли в воздух. Самых активных участников событий милиция изолировала.

16 октября 1958 года в ходе драки, возникшей из-за девушки, между приехавшими на уборку в совхоз «Кытмановский» Кытмановского района учащимися школы механизации и рабочими завода «Трансмаш», один рабочий был убит, трое получили тяжкие телесные повреждения. В книге «Массовые беспорядки в СССР» утверждается, что 12 будущих механизаторов ночью подошли к бараку командированных рабочих «Трансмаша», облили его соляркой и подожгли. Выбегавших из горящего барака рабочих хулиганы избивали палками.

Однако очевидец этого трагического события Николай Пресняков подчёркивает, что в драке участвовали направленные на уборку урожая учащиеся Тогульского и Тихорецкого (Краснодарского края) училищ механизации. Первых было 22 человека, вторых – 30. Вероятно, подобных инцидентов, характеризуемых как «постцелинный синдром» и «стычки местных с приезжими», было немало.

Массовыми по числу участников были и кровавые потасовки, которые происходили в Барнауле (вероятно) в 1960 году - у посёлка Мирный (между мирненскими и гоньбинскими подростками); в июне или начале июля 1967 года - в парке меланжевого комбината, где участвовали группировки молодёжи из поселков Мирный и вагоноремонтного завода; осенью 1967 года - на пустыре, где сейчас расположен городской Дворец культуры (бывший ДК БШЗ) между группами молодых людей из теперешних Ближних Черёмушек и посёлка Мирный. В инцидентах участвовали десятки и даже сотни людей. Оканчивались они многочисленными травмами, однако без жертв, в последнем случае – осуждением восьми хулиганов на длительные сроки.

В число крупнейших народных волнений в СССР входит бийский погром 25 июня 1961 года, в котором по разным данным участвовало от 500 по 1500 человек. Желающих узнать подробности и версии случившегося отсылаю к номеру «Алтайской правды» за 24 июня этого года, где публиковался мой очерк об этом событии. Суть конфликта состояла в том, что во время задержания милиционерами на центральном рынке Бийска двух подвыпивших мужчин произошло серьёзное столкновение между его завсегдатаями и представителями правопорядка. Толпа перевернула милицейскую машину, избила двух милиционеров, отобрала пистолет, из которого по неосторожности был смертельно ранен один из участников погрома. Суд приговорил 13 человек к длительным срокам отсидки. Бийское начальство отделалось легким испугом.

Ещё один крупный инцидент, связанный с милицией, произошёл в Рубцовске 28-31 мая 1974 года. Стражи правопорядка в День пограничника убили молодого рабочего Алтайского тракторного завода Виктора Кузнецова. Никто в городе не поверил в то, что парень умер своей смертью, хотя власти настаивали на этой версии. В день похорон в Рубцовске появились антимилицейские плакаты, участники траурной процессии разгромили помещение пункта охраны общественного порядка и направилась не на кладбище, а в центр города, к зданию горотдела милиции. Но путь толпе на железнодорожном переезде был перекрыт грузовыми вагонами.

В конце концов виновников убийства всё же осудили, десятки милиционеров уволили с работы.

Спустя годы, 15-18 декабря 1991 года в этом же городе почти повторились события весны 1974 года. Сотрудники медвытрезвителя Рощупкин и Сивожелезов забили насмерть на глазах дочерей рабочего завода «Алтайсельмаш» Юрия Демченко. В день его похорон разгневанные горожане разгромили и сожгли здание медвытрезвителя, пытались захватить здание городского отдела милиции, против них применялись слезоточивый газ, стрельба над головами.

Власти, как правило, оказываются неготовыми к проявлениям народного гнева, нередко сами провоцируют «бунты». Они быстро забывают уроки, преподанные ей униженными и разгневанными подданными…

Когда это было:

22-23 августа 1954-го; вероятно, лето 1955-го; 16 октября 1958-го; вероятно, 1960-й; 25 июня 1961-го; июнь или июль 1967-го; осень 1967-го, 28-30 мая 1974-го; 15 декабря 1991 года.

(Источник: Муравлёв А. Беспорядки // Сайт «Алтинформбюро». – 2006. - № 15. – 13 сент. (http://www.altinformburo.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=247&Itemid=51).

История профсоюзов, 2016 г.