История профсоюзов

Айнзафт С. Первый этап профессионального движения в России (1905-07). Вып. 1

Большаков В.П. О том, чего не было

Большаков В.П. Что ты можешь противопоставить хозяину

Бухбиндер Н.А. Зубатовщина и рабочее движение в России

Вольский А. Умственный рабочий. - Междунар. Лит. Содр-во, 1968

Галили З. Лидеры меньшевиков в русской революции

Гарви П.А. Профсоюзы и кооперация после революции (1917-1921)

Дмитревский В.И. Пятницкий

Дойков Ю.В. А.А. Евдокимов: Судьба пророка в России

Железные люди железной дороги

Ионов И.Н. Профсоюзы рабочих Москвы в революции 1905-1907 гг.

Краткая история стачки текстильщиков Иваново-Кинешемской Промышленной Области

ЛИИЖТ на службе Родины. - Л., 1984

Магистраль имени Октября. - М., 1990

Никишин А. 20 лет азербайджанских горнорабочих. - Баку, 1926

Носач В.И. Профсоюзы России: драматические уроки. 1917-1921 гг.

Носач В.И., Зверева Н.Д. Расстрельные 30-е годы и профсоюзы.

Поспеловский Д.В. На путях к рабочему праву

Рабочие - предприниматели - власть в XX веке. Часть 2

Сивайкин Е.А. Молодёжная политика профсоюзов...

Станкевич И.П. Базовый семинар для рядовых и новых членов профсоюза

Че-Ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий

Чураков Д.О. Бунтующие пролетарии

Шулятиков В.М. Трэд-юнионистская опасность. - М., 1907

Pirani S. The Russian Revolution in Retreat, 1920-24


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика / Шулятиков В.М. Трэд-юнионистская опасность. - М., 1907

Глава II. Действительно ли трэд-юнионизм доживает свои последние дни?

2014-02-02

(глава I)

Глава II. Действительно ли трэд-юнионизм доживает свои последние дни?

Как и в дни распадения Интернационала, теперь социал-демократии приходится выдерживать серьёзную борьбу с двумя враждебными ей течениями в пролетарском лагере. Профессиональные союзы - единственная цитадель современного рабочего класса; только в этих союзах пролетарии могут "чувствовать себя дома, между своими"; эти союзы - могучая орудия[i] классовой борьбы: посредством них "поддерживается одновременно и отделение рабочих от членов других классов и дух борьбы, необходимый в их постоянных столкновениях с хозяевами и государством;  здесь, в недрах своей классовой организации производители вырабатывают даже и свою идеологию[1]". Так заявляют те оппоненты социал-демократии, которых принято, среди весьма широких буржуазных кругов, считать "крайними левыми"; - на самом же деле, мы имеем перед собой опять-таки разновидность профессионализма; их профессионализм, как и профессионализм старых "юрцев", сдобрен анархическими симпатиями.

И опять-таки подобные оппоненты по сравнению с оппонентами другого типа играют второстепенную роль. Правда, в отдельных случаях, именно там, где капитализм сравнительно слабо развит, они могут рассчитывать на некоторый успех (например, во Франции), - разумеется, успех временный. Но в царстве наиболее усовершенствованной машинной техники, наиболее развитого капитализма, дело обстоит совершенно иначе. Там господам Фридбергам, с их анархическим профессионализмом, не стяжать даже лавров Бакунина.

Опасность идёт с другой стороны. Конечно, это не та опасность, которая разрушила Интернационал. Современные трэд-юнионисты бессильны добиться исчезновения социал-демократических организаций пролетариата. Единственное, что они могут сделать - задержать, в известной степени, замечавшийся до сих пор усиленный рост этих организаций, парализовать их влияние над некоторыми слоями рабочих, собрать под своим знаменем более или менее значительное ополчение. И только! Блестящих побед им будущее не принесёт. Если в отдельных местах, при особо благоприятных обстоятельствах, и удастся им завоевать себе первенствующую позицию, всё же их торжество не может быть прочным. Слишком не надёжен - как будет выяснено в дальнейшем изложении - фундамент, на котором они строят своё благополучие. Им придётся выступить в роли "халифов на час".

Тем не менее, закрывать глаза на трэд-юнионистскую опасность ни в коем случае нельзя. Пусть, в конечном итоге, крушение трэд-юнионизма неминуемо, - но в ближайшие моменты, повторяем, он может нанести довольно существенный вред социал-демократии. Ошибочно становиться на ту точку зрения, которую усвоил, например, тов[арищ] Каутский. Он отрицает наличность общей тенденции, определяющей развитие новейшего профессионализма. По его мнению, в Германии, например, почвы для распространения союзов трэд-юнионистского типа не намечается. Правда, "факторы, действующие в этом направлении, решительно все на лицо"[2]. Германия переживает период промышленного процветания, а подобные периоды всегда благоприятствуют увлечению широких слоёв рабочего класса профессиональными интересами. Равным образом, известные буржуазные круги усиленно заигрывают с профессиональным движением. И всё же означенные факторы не в силах создать аристократически обособленных рабочих кадров, исповедующих религию трэд-юнионизма. Напротив, Каутский убежден, что профессиональное движение, в общем, повёртывает за последнее время, влево: это явствует, по мнению Каутского, из примера Англии и Франции: там "проявляется стремление, в противоположность былой беспартийности, установить всё более тесную связь между профессиональными союзами и социалистическими организациями". Помимо того, "в целом ряде стран, где уже долгое время профессиональное движение и социал-демократия находятся в теснейшем соприкосновении, - в этих странах мы не находим ни малейшей потребности разъединить эти оба движения; такова Бельгия, Австрия, Дания".

Факт несомненный: английские трэд-юнионы переживают в настоящее время период повышенного самочувствия. Но их повышенным самочувствием не следует обольщаться. Трэд-юнионы выбиты из колеи атакой со стороны предпринимателей. Английская буржуазия, вынужденная вести упорную конкуренцию с американским капиталом, который значительно опередил её в техническом отношении, старается возместить означенный пассив усиленной эксплуатацией труда, старается выиграть на удлинении рабочего дня, понижении заработной платы и, естественно, пускает в ход все доступные ей средства, чтобы разрушить организации, отстаивающие "ближайшие требования" рабочих[3]. Трэд-юнионам приходится энергично обороняться, - приходится отказаться от своей традиционной тактики. Дело идёт об их праве на существование: они вступают на путь политической деятельности, ищут поддержки в других пролетарских организациях. Но значит ли это, что они перестали быть самими собой, похоронили навсегда свой узкий профессионализм, чувствуют настоятельную потребность неразрывными узами связать себя с социалистическим движением. Каутский отвечает: да! возврата к старому профессионализму для них нет; "история не повторяется"! Своё мнение он обосновывает ссылкой на "Великий рабочий съезд". "Самым очевидным доказательством этого (т[о] е[сть] отречения трэд-юнионов от их "нейтральности") служит созыв рабочей конференции, "Great Labour Conference" в Лондоне (27 фев[раля] 1900 г.), которая должна была установить совместный образ действия трэд-юнионов с социалистическими организациями. Представлены были здесь: независимая рабочая партия - Independent Labour Party - 13.000 членов, социал-демократическая федерация - Social-Democratic Federation - 9.000, фабианцы - 861 и 68 трэд-юнионов - 544.000 членов. Последняя цифра уже наглядно показывает, как сильно распространена в английских профессиональных союзах потребность оставить свою "нейтральность"[4].

Как раз "Великий рабочий съезд" выставил в истинном свете новые веяния, имеющие место в трэд-юнионском миpe. Современные трэд-юнионисты, действительно "не повторяют историй" старых трэд-юнионистов, - трэд-юнионистов эпохи Интернационала. Последние, в течение некоторого, довольно продолжительного времени, принимали без оговорок социалистическую платформу, и трудно было по их начальным шагам предугадать финал их участия в Интернационале. Современные трэд-юнионисты, заводя сношения с социалистами, с самого начала раскрывают свои карты. Делегаты 544.000 членов трэд-юнионистских организаций - в союзе с делегатами "Независимой рабочей партии", в свою очередь сформированной[ii] лидерами трэд-юнионистского движения - энергично протестовали на конференции против основных предпосылок научного социализма - против теории классовой борьбы и теории уничтожения института наёмного труда. Социал-демократическая платформа была отвергнута подавляющим большинством голосов... Сопоставим с этим результаты рабочего голосования текущего [1907] года: опять таки трэд-юнионы высказались в духе, неблагоприятном социал-демократии: её программа - максимум, требование обобществления орудия производства встретила[iii] в трэд-юнионской среде категорически-отрицательное отношение... И это во времена так называемого "кризиса трэд-юнионизма", во времена гонения на профессиональные организации!

Ясно, что ни о каком тяготении трэд-юнионов к социализму не может быть и речи. Они обращаются к социалистической партии, не как к таковой, а просто как к рабочей организации, могущей оказать им в данный момент поддержку. Временное соглашение, а не установление тесной связи, связи, преследующей интересы борьбы за классовые идеалы пролетариата, - вот что имеется в виду. Конференция 1900 г. была созвана с целью обсудить вопрос о совместных политических выступлениях. Выдвигая этот вопрос, трэд-юнионисты, в сущности, нисколько не изменяли основам своего миросозерцания. Политическое выступление политическому выступлению - рознь. Если оно не носит революционного характера, если оно организуется ради защиты профессиональных интересов, ради проведения, в рамках существующего политического строя, известных законодательных реформ, облегчающих борьбу за минимум ближайших экономических требований, - подобное политическое выступление отнюдь не знаменует собой разрыва с профессионалистическим прошлым. Профессионализм облекается в новый костюм, но суть его остаётся прежняя. И после тяжелых, но поучительных уроков, преподнесённых нам историей рабочего движения в Англии[5], мы не должны ни на минуту упускать из виду этой сути профессионализма, смотреть на него сквозь призму романтического самообольщения.

Теперь два слова относительно Франции. Здесь, действительно, трэд-юнионизм благодарней почвы для своего расцвета не имеет. Он - продукт развитых форм крупной капиталистической промышленности; между тем, в промышленном отношении Франция ушла сравнительно недалеко. Её крупный капитал - слабо развит. Потому профессионализм здесь иного оттенка. И опять-таки констатировать сближение между профессиональными союзами и социал-демократией мы не можем. Наоборот, французские синдикалисты стараются отмежеваться от последней. Как только они почувствовали за собой известную реальную силу, они поспешили объявить войну гедистам. "Политическая социалистическая партия и рабочая организации (т[о] е[сть] синдикаты) шли вместе на общую борьбу, для завоевания демократических свобод, но раз цель достигнута, само собою происходит разрыв между союзниками"[6]. Первый акт разрыва - поражение "Национальной Федерации рабочих синдикатов", руководимой социал-демократами... Строить оптимистические выводы из подобного положения дел, во всяком случае рискованно.

Очередь за Бельгией, которую Каутский приводит, как наиболее характерный пример страны, где с давних пор профессиональные союзы и социал-демократия живут в добром согласии и согласию этому ничто не грозит. Пример опять-таки неудачный. Ещё в начале девяностых годов Вандервельде[7] отмечал проявившуюся в среде профеccиoнальных союзов тенденцию стать на почву "нейтральности", т[о] е[сть] обособиться от партии. Тенденция эта в настоящее время не исчезла, а, напротив, получает всё большее и большее распространение[8]. В ней кроется серьёзная опасность для бельгийской социал-демократии (если только позволительно считать бельгийских социалистов, с Э. Вандервельде во главе, социал-демократами). Дело в том, что профессиональные организации - базис бельгийской рабочей партии. Перед партией открывается перспектива лишиться этого базиса. "Нейтральность" бельгийских синдикатов означает именно потерю не только организационного, но и идейного влияния над ними. Тенденция к обособлению намечается одновременно и в лагере католических синдикатов: часть последних недвусмысленно заявляет о своей решимости не следовать долее политико-социальному курсу, навязанному им римской церковью. Другими словами, и "левая" и "правая" бельгийских профессиональных организаций идут друг к другу на встречу. Нарождается новая общественная сила: выковывается чистейшей воды профессионализм.

Наконец, Германия.

Кёльн, Вена, Маннгейм служат достаточно красноречивыми показателями того, что в среде германских профессиональных союзов творится нечто весьма и весьма неладное. Необходимо смотреть действительности прямо в лицо, а не успокаивать себя туманными объяснениями и оппортунистическими резолюциями. Профессиональные союзы, примыкавшие к германской социал-демократической партии, начинают ускользать из-под её влияния: таков печальный факт, оспаривать который напрасно стараются с большим жаром, но с малой убедительностью многие теоретики. Шила в мешке не утаишь! Германские профессиональные союзы, несколько окрепнув, достигши известного минимума устойчивости и приспособленности в борьбе за своё существование, спешат выказать себя с настоящей стороны, постепенно подготовляют почву для "независимых" выступлений. Правда, о полном разрыве с социал-демократией вопроса пока не возбуждается. Демократические свободы в Германии ещё не завоеваны. Полуабсолютистское государство ставит на пути профессионализма не мало различных преград. Вполне самостоятельно отстаивать свои интересы он ещё не в силах. Приходится пользоваться посторонней помощью, поддерживать известные отношения со своим старинным союзником. Именно союзником, а не единомышленником была всегда для наиболее передовых профессиональных союзов социал-демократия. Пусть профессионалисты усваивали социалистические лозунги, пусть свою проповедь мелких дел (Klеinarbeиt) они пытались обосновать принципами марксистской теории, - это не должно вводить нас в заблуждение. Бессознательно или сознательно, они становились на ложную для себя позицию. Марксизм был всегда им чужд. И, замечательным образом, они сплошь и рядом сбивались с пути ортодоксальной теории и тактики. Так, ученик, затвердивший грамматические правила языка, которым он не способен овладеть, и вынужденный применять эти правила, делает постоянные ошибки. Типичный случай: представители профессиональных союзов, примкнувших к социал-демократической партии, отправляются в "Каноссу", на поклонение конгрессу буржуазных ученых!

Факты, говорящее об отклонении профессиональных союзов "вправо", умножаются. Ставится на первую очередь пресловутый вопрос о "нейтрализации". Стараются урезать программу празднования первого мая. Идея всеобщей забастовки встречается в рядах профессионалистов слишком безусловною отповедью. "Мелкую работу" (Kleinarbeit)[9] открыто рекомендуют в качестве всеспасающего средства.

Каутский отрицал наличность в Германии так называемой рабочей аристократии. "За исключением союза типографских рабочих, да, ещё может быть... союза стекольщиков, вряд ли найдётся ещё какой-нибудь профессиональный союз в Германии, о котором можно было бы сказать, что он проявляет склонность к аристократическому обособленно"[10]. На самом же деле, рабочая аристократия в Германии не только народилась, но и шумно заявляет о своём существовании. Она лишь не успела, в силу вышеуказанных обстоятельств, дойти до того этапа развития, который характеризует английскую рабочую аристократию - английских трэд-юнионистов: повторяем, она не может ещё обойтись без союза с социалистическими элементами пролетариата, представляющими из себя громадную реальную силу.

Если бы дело обстояло так, как изображает его Каутский, если бы "аристократические" тенденции были присущи лишь самым незначительным рабочим группам, являющимся исключением из общего правила, в таком случае совершенно нельзя было бы объяснить роста "новых веяний", о которых мы только что говорили. А между тем рост этих веяний не подлежит ни малейшему сомнению. Каким-то наносным, мимолётным явлением считать его не приходится. Наивно предполагать - как нередко это делают - будто бы в данном случае просто-напросто Бернштейн и К0 перенесли с берегов Альбиона экзотическое растение и усиленно стараются его культивировать. Культивировать растение нельзя, раз не имеется подходящей почвы. Напротив, профессионализм обнаруживает всё большую и большую жизнеспособность. Об этом свидетельствуют указанные выше симптомы. Об этом свидетельствует разгорающийся спор между ортодоксами и сторонниками "ревизионистских" взглядов.

Означенный спор обыкновенно именуется "кризисом" марксизма. Никакого кризиса марксизм, как таковой, т[о] е[сть] как классовая идеология пролетариата, не переживал и не переживает. Он ведёт борьбу не с "внутренним", а с внешним неприятелем. Особенность этого неприятеля заключается лишь в том, что он пользуется не принадлежащими ему доспехами, своей наружностью копирует довольно точно - на первый взгляд - марксистов. Столкновение происходит не между единомышленниками, а между разномыслящими социальными типами, связанными друг с другом, в силу необходимости, известными узами. Марксистская терминология - вот единственно, что роднит миpoвоззрение новейших "критиков" с марксистским мировоззрением. Но основы их мировоззрения, та "формула прогресса", которую они проповедуют, ничего общего с марксизмом не имеет.

Конечные цели - ничто, вся суть в движении, а движение... это именно движение профессиональное: таков первый и главный член символа веры Бернштейнов, Шмидтов, Эльмов, Легинов и tutti quanti[iv].

Общественное развитие осуществляется путем развития профессиональных союзов, осуществляется медленно и постепенно. Немецкий рабочий должен сосредоточить свои силы на "мелкой работе". Чудес ведь не бывает: из ничего[11] создать новых форм жизни невозможно (затасканный аргумент всякого рода постепеновцев и примиренцев): надо приниматься за самое кропотливое, предварительное строительство, начинать с "азов" - организовать и укреплять профессиональные союзы, "завоёвывать постепенно одну экономическую позицию за другой и ограничивать постепенно власть капиталиста в мастерской". Выступает на сцену идеал "конституционной фабрики", идеал, которым должен, согласно взглядам ревизионистов, на долгое время ограничиться горизонт немецкого рабочего движения.

Через конституционную фабрику и только через конституционную фабрику к социализму - категорически заявляет признанный вождь профессиональных союзов, Легин[12]. "Абсолютизм работодателей - сказал он в одной речи в ответ графу Позадовскому, - должен уступить место конституционной фабрике... Этой конституции удалось уже достичь и Англии. Там хозяева принуждены допускать представительство рабочих, да и у нас в Германии, где царствует в этой области почти неограниченный абсолютизм, наступит пора конституционной фабрики, которая, конечно, в дальнейшем развитии заменится демократическим или, говоря вернее, социалистическим производством. "Капиталистическое предприятие постепенно демократизируется, комментирует приведённые слова Кампфмейер, и превращается в кооперативно-социалистическое производство"[13].

Ссылка на "конечные цели" не должна опять-таки вводить нас в соблазн. Торжество социалистического строя, в представлении профессионалиста, откладывается до очень отдалённого будущего, настолько отдалённого, что в сущности, о нём говорить и думать не стоит: слишком уж рано, и нечего время даром терять! На очереди более важные и неотложные вопросы. Необходимо отвечать на них. Необходимо, прежде всего, быть демократом, борцом за конституционные реформы. Ясно, что при подобной постановке проблемы, можно с большим удобством именовать себя социалистом, не будучи им. Такой социализм ровно ни к чему не обязывает, ибо от социализма осталось одно лишь приятное воспоминание. И пока чувствуется потребность в посторонней помощи, отчего ж не поддерживать союза с социалистической партией. Особенной сделки с самим собой совершать не приходится. А расстаться с союзниками можно каждую минуту, как только надобность в них миновала и соглашение с ними оказалось невыгодным... Секрет умения сочетать несочетаемое - профессионализм, с социализмом, как видите, весьма прост.

(глава III)



[1]
Гюбер Лягардель "Революционный синдикализм" (изд. "Шиповника", стр. 44).- Прим. В.Шулятикова.

[2] К. Каутский "Профессиональные союзы и политика" (изд. "Молота", стр. 9).- Прим. В.Шулятикова.

[3] О походе английских предпринимателей против тред-юнионов говорится подробнее в нашей брош[юре] "Профессиональное движение и капиталистическая буржуазия".

[4] К. Каутский, Ioc cit., стр. 10. (Курсив наш).- Прим. В.Шулятикова.

[5] Наряду с приведённым нами историческим примером, мы могли бы указать другой эпизод, не менее ярко обрисовывающий позицию трэд-юнионов: чем ознаменовалось участие трэд-юнионистов в чартистском движении? Припомним финал последнего. Трэд-юнионисты дезертировали, покинули в решительный момент своих радикально настроенных союзников.- Прим. В.Шулятикова.

[6] Г. Лягардель, loc. cit., 119.- Прим. В.Шулятикова.

[7] ВандервельдеЭмиль (Vandervelde) (1866-1938). Бельгийский социалист, реформист, юрист. С середины [18]90-х гг.- руководитель Бельгийской рабочей партии. С 1900 г.- председатель Международного социалистического бюро II Интернационала. Член парламента с 1894 г. В 1914 г. вошёл в буржуазное правительство и до 1937 г. неоднократно занимал в нем различные министерские посты. Став королевским министром, агитировал среди русских социалистов (с благословения царского посла) за поддержку Первой Мировой войны. После Февральской революции приезжал в Россию для агитации за продолжение войны. В 1919 г. среди представителей Антанты, подписавших Версальский мирный договор. В 1922 г. выступал на процессе партии эсеров в Москве в качестве защитника. В июне 1925 г. вошёл министром иностранных дел в бельгийское коалиционное правительство из социалистов, католиков и либералов.

[8] См.: Лоран Дешен: "Paбочие синдикаты в Бельгии", пер. 3. Кочетковой, стр. 63.- Прим. В.Шулятикова.

[9] С чувством величайшего удовлетворения А. фон Эльм подводит итоги успехов, которые сделала в среди профессиональных союзов тенденция к развитию всевозможных касс "взаимопомощи". "Bсе профессиональные союзы постепенно пришли к убеждению, что оказывать пocoбия является делом насущной необходимости, что таким путём рабочие защищаются в борьбе за существование и крепче привязываются к организации. За исключением двух маленьких союзов, все организации оказывают пособия при переездах и переборках; из 61 центрального союза 34 ввели пособия безработным; 17 союзов платят премии членам, застрахованным в местных больничных кассах или в свободных кассах взаимопомощи; 6 союзов оказывают поддержку инвалидам. В 1904 году центральные союзы израсходовали на эти пособия около 5 миллионовмарок". (А. фон Эльм "Социализм и профессиональное движение" - в серии "Задачи социалистической культуры" - стр. 43). - Прим. В.Шулятикова.

[10] Каутский, loc. cit., стр. 9.- Прим. В.Шулятикова.

[11] "Кто не верит в чудеса и думает, что в каждый данный момент можно создать из ничего готовые, пригодные к действию органические силы, тот приветствует профессиональные союзы не только как подготовительную школу широкого демократического самоуправления, но и как важный рычаг для осуществления хозяйственных переворотов, к которым стремится социал-демократия. Тезис, что освобождение рабочего класса должно быть делом его самого, касается не только завоевания государственной власти рабочими, а имеет более широкое применение". (Из послесловия Э. Бернштейна к нем[ецкому] переводу "История английского трэд-юнионизма" Уэббов; цитируем по соч[инению] Кампфмейера "Изменения в теории и практике социал-демократии", изд. "Колокола", стр. 93, курсив наш). Вот яркий образец пользования марксистской терминологией при обосновании немарксистских взглядов. Мы знаем прекрасно, какую ценность имеют для Бернштейна "конечные цели". "Более широкое" применение тезиса означает не что иное, как оправдание весьма "узких" интересов: нельзя же быть "односторонним" и вечно смотреть в даль; пора заняться тем, что находится поближе. Довлеет дневи злоба его: да здравствует профессионализм!- Прим. В.Шулятикова.

[12] Легин Карл Рудольф (Legien) - германский политический деятель. Род. в 1861 г., был токарем; принимал деятельное участие в жизни профессиональных рабочих союзов (Gewerkschaften). В 1893 г. избран, в 1898 и 1903 г. переизбран в рейхстаг как социал-демократ. Играет в партии роль, как главный сторонник политики профессиональных союзов; ревизионист. Написал: "Das Koalitionsrecht der deutschen Arbeiter in Theorie und Praxis".

[13]Кампфмейер, loc. cit., ibid.- Прим. В.Шулятикова.



[i]
Редкий случай употребления слово «орудие» в женском роде. – прим. В.Б.

[ii] В тексте – «сформированную».

[iii] В тексте – «встретили».

[iv] И все прочие (фр.).

История профсоюзов, 2016 г.