История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Данилов В.А. Почему Сумгаит?

2012-11-07

Об одном эпизоде, связанном с рабочими беспорядками в Сумгаите 7 ноября 1963 года

Исследуя кровавый сумгаитский геноцид, сделавший небольшой азербайджанский город черным символом XX столетия, превративший его в своего рода, по выражению Сильвы Капутикян, "Чернобыль в национальных отношениях", нельзя опираться на доводы, в которых выделялась бы лишь одна причина данного страшного явления.

Причин, сделавших Сумгаит - "сумгаитом", много, и видеть их надо в совокупности. Сейчас появилась возможность поговорить еще об одной из них, малоизвестной, обойденной вниманием историков.

Среди "секретных" материалов в архивах Москвы мне удалось найти документ, относящийся к ноябрю 1963 года. Это - докладная записка "В Центральный Комитет КПСС". Цитирую: "15 ноября с.(1963) г. посол Республики Куба в СССР т. Карлос Оливарес Санчес по его просьбе был принят в Отделе ЦК КПСС. Тов. Оливарес рассказал, что на днях в посольство Кубы приехал руководитель группы кубинцев (4 человека) , обучающихся на теплоэлектростанции в г. Сумгаите Азербайджанской ССР. Этот кубинский учащийся сообщил послу, что в г. Сумгаите имеют место националистические проявления со стороны коренного населения по отношению к русским и иностранцам.

Поскольку единственными иностранцами в Сумгаите являются кубинцы, эти настроения оказались направленными и против них... 7 ноября в г. Сумгаите состоялась, как выразился кубинский учащийся, "сталинистская демонстрация", в ходе которой "были разгромлены некоторые отделения милиции, убит начальник милиции и русский солдат. Много людей было ранено". Кубинцы сфотографировали эту "демонстрацию", за что были "обвинены" ее участниками в "доносительстве" местным органам власти. А вскоре, 12 ноября, один из кубинцев был жестоко избит группой хулиганов, которые, по словам кубинца, говорили при этом, что они "обучат кубинцев закону Кавказа". Представитель кубинских учащихся заявил послу Оливаресу, что они хотели бы выехать из Сумгаита и вообще с Кавказа в любой другой район СССР для продолжения учебы... Тов. Оливарес сказал, что он решил проинформировать об этом случае Отдел ЦК КПСС, так как понимает его политическое значение. Он отметил, что по его наблюдениям кубинские учащиеся в г. Сумгаите являются честными и трудолюбивыми товарищами, горячими поборниками советско-кубинской дружбы. Сами учащиеся, продолжал посол, говорили, что им неприятно ставить вопрос об их переводе из г. Сумгаита, однако они опасаются новых осложнений в отношениях с местным населением и не хотели бы быть даже их косвенной причиной.

Отдел ЦК КПСС связался с ЦК КП Азербайджана (т. Ахундовым) и предложил выяснить все обстоятельства дела. Тов. Ахундов сообщил в Отдел ЦК КПСС, что он лично выезжал в г. Сумгаит в связи с проходившей там партконференцией и беседовал о случившемся как с представителями местных органов, так и с кубинцами. В ходе беседы кубинские товарищи заявили, что они считают ошибочными свои предыдущие заявления о нежелании продолжать учебу в г. Сумгаите и просят считать конфликт исчерпанным. Избиение же одного из них, Дельфина Гранта, произошло на почве ревности, так как Грант начал ухаживать за невестой одного местного жителя. Тов. Ахундов считает нецелесообразным переводить кубинцев из г. Сумгаита. Отдел ЦК КПСС поддерживает мнение т. Ахундова и просит разрешения проинформировать в этом духе посла Кубы т. Оливареса... "

Подчеркиваю: все это - о Сумгаите 1963 года. Понятно: кубинский посол не мог подметить, что не только антирусские, а еще сильнее в те дни проявились антиармянские настроения, вылившиеся в отдельных местах в прямые погромы и избиения. Но он увидел нечто не менее серьезное, поэтому и поспешил проинформировать ЦК КПСС. В одном из городов братской советской республики произошло "политическое ЧП", ЧП тем более тревожное, что над всей страной в то время искренне гремели слова "Куба - любовь моя!"

В Сумгаите - городе дружбы, по бакинской терминологии, вызывающе нагло была проведена демонстрация оголтелого нацизма, звериная злоба открыто выплеснулась против русских и иностранцев (а еще бесчеловечнее - против армян, иностранцы-кубинцы эту разницу попросту не уловили), были совершены десятки актов вандализма, убит начальник милиции и русский солдат, множество армян ранено. Яростное, демонстративное неприятие всего "не тюркского" - это был вызов идеологическим постулатам социализма, вызов всему советскому строю. А как восприняли его в Москве и Баку? В ЦК КПСС, подобно Понтию Пилату, тактично "умыли руки", перепоручив сделать выводы республиканскому ЦК. В ЦК КП Азербайджана, оценив этот маневр, подошли к "политическому ЧП" в русле своей общей политики: все свели к отдельным недостаткам, обычной "бытовухе" и настойчивому "уламыванию" пострадавших изменить "ошибочную позицию".

Все тут понятно: невозможно было перечеркнуть прошлое и начать все заново. Когда в начале 20-х годов на нескольких пленумах Заккрайкома РКП( б) Азербайджан подвергся острой критике за противопоставление "тюркской массы" другим народам, или, как выражались партийным языком того времени, "всех тюрок всем нетюркам", в Баку объяснили это "некоторыми упущениями" и "общей слабостью партийной и советской работы на местах". Когда после постановления Кавбюро РКП( б) от 5 июля 1921 года от ЦК АзКП стали требовать "объявить автономию Нагорного Карабаха", в Баку заявили, что "так называемого специфического Карабахского вопроса не существует", он связан с "отдельными националистическими проявлениями" и "общей слабостью партийной и советской работы на местах". Когда после войны, в эйфории большой победы и светлых надежд, карабахские армяне отправили ряд жалоб в Москву об ущемлении прав армянского населения в сфере образования, культуры, подбора кадров, о серьезных нарушениях конституционных прав автономной области, эти жалобы были из Москвы переадресованы в Баку, откуда ответили, что письма вызваны "отдельными националистическими проявлениями" и "общей слабостью партийной и советской работы на местах", о чем писавшим "разъяснено".

Это был десятилетиями выверенный "государственный путь" Азербайджана, и сворачивать с него в Баку не собирались. Приведу еще один документ - "В ЦК КПСС. Информация": это справка о принятых ЦК КП Азербайджана мерах "в связи с хулиганскими проявлениями, имевшими место в г. Сумгаите 7 ноября 1963". В справке указывалось, что "по решению ЦК КП Азербайджана на всех промышленных предприятиях и стройках г. Сумгаита были проведены партийные собрания", которые "прошли организованно, при большой активности коммунистов". Выступившие на собраниях пенсионер Зейналов, литейщик Каденцев, строгальщик Аветов, электролизник Миронов и другие осудили "хулиганов, с которыми надо бороться, как с сорняком, мешающим жить", и посчитали, что "возникновение этих хулиганских проявлений и действий явилось следствием ослабления внимания со стороны городского комитета партии и партийных организаций к вопросам политического воспитания людей". На собраниях также выступили секретари и члены бюро сумгаитского горкома партии, которые "самокритично сообщили коммунистам об имевших место наглых действиях группы хулиганов" и "доложили о намеченных мероприятиях по повышению уровня воспитательной работы и улучшению культурного и бытового обслуживания населения". Азбучно знакомые меры были названы в справке, не правда ли? И об отдельных проявлениях хулиганства не забыли, и на необходимость усиления партийной работы указали.

Думаю, что сейчас, с высоты горького последующего опыта, можно уверенно утверждать: тогда, в ноябре 1963 года, тюркскому населению Сумгаита был преподан очень наглядный урок демагогии и еще более наглядный урок вседозволенности. Урок, который жутко аукнулся (конечно, в общем ряду с другими причинами) в страшном сумгаитском феврале 1988 года. Такова логика государственного цинизма: цинизм в пропаганде влечет за собой цинизм в реальной политике, а оба эти цинизма, слитые воедино, обязательно приводят (не могут не привести) к кровавому беспределу в действиях, выходящему за пределы всего человеческого. И в этом плане "сумгаит" в Азербайджане еще не закончен: ведь после него был и новый всплеск демагогии, и новый, совсем уж запредельный лозунг: "Слава героям Сумгаита!" Вот почему я каждый день задаюсь тревожным вопросом: что может ожидать карабахских армян, если Нагорный Карабах по чьей-нибудь воле окажется в составе Азербайджана?!

Источник: Сайт «Сумгаит.инфо» (http://sumgait.info/sumgait/danilov/why-sumgait.htm).

История профсоюзов, 2016 г.