История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Шатилова Н.М. Российское профсоюзное движение в годы Первой мировой войны

2012-11-03

Предвоенный 1913

1913 год в памяти россиян, живших в период советской власти, запечатлелся как некий эталон (рубеж), с которым правительство того времени несколько десятилетий сравнивало экономические достижения страны, строившей социализм. Так каким же он был? Действительно, весьма успешным для России начала ХХ века.

Продолжался интенсивный индустриальный подъем. Среднегодовой прирост промышленной продукции составил примерно 8,9 процента, производство средств производства - 83,0 , а товаров широкого потребления – 35,0 процентов.

В России эффективно работали 255 металлургических заводов, 568 угольных, 170 нефтяных, 54 нефтеперерабатывающих, 1800 металлообрабатывающих, 840 хлопчато-бумажных предприятий, а также другие крупные производства (29,5) и мелкие (до150 тыс). В стране вырабатывалось 1098 тыс. квт. электроэнергии. К 1913 году объем продукции в тяжелой и легкой промышленности вырос (начиная с 1890 г.) в семь раз, производство сахара – в четыре раза. Крупные объединения (концерны, тресты, синдикаты) возникли в нефтяной, металлургической, угольной, текстильной промышленности, в металлообработке и транспортном машиностроении (группы военно-промышленных предприятий, заводов Коломна – Сормово, трест « Наваль – Руссуд» и др.). Общая протяженность железных дорог достигла 72 тыс. километров, вырос и грузооборот на них. Началось строительство Амурской дороги до Хабаровска. Речной флот насчитывал почти 31 тыс. судов (в т.ч. 5,5 тыс. – паровых). Из 80 теплоходов, имевшихся во всем мире, 70 курсировали в России. Число банков и их филиалов в 1913 году составило 2393, а ресурсы коммерческих оценивались в 7 млрд. рублей. 70 процентов вкладов и текущих счетов были сосредоточены в системе Госбанка – центральном эмиссионном и акционерном коммерческом банках. Сложились крупные банковские монополии: Русско–Азиатский и Петербургский международные коммерческие банки.

Рост цен на сельскохозяйственную продукцию на мировом и внутреннем российском рынках подтолкнул развитие сельского хозяйства страны. Этому же способствовала и проведенная в 1906 году столыпинская аграрная реформа, которая позволила крестьянам выходить из общин и вести собственные хозяйства, становиться переселенцами в Сибири и Средней Азии и которая довольно быстро разделила их на слои – бедные, средние, сельскую буржуазию и пролетариат. Также интенсивно развивалась и совершенствовалась материально–техническая база отрасли, стоимость которой возросла с 163 млн. (1906 г.) до 408 млн. рублей (1913 г.). За этот же период заметно поднялась урожайность зерновых культур; вывоз сельхозпродукции в стоимостном выражении увеличился с 101 до 112 млн. рублей. Из полученных страной 5 млрд. пудов хлеба помещичьи хозяйства производили только 600 млн. пудов (12 % от общего сбора), но его товарность благодаря более высокой урожайности составляла 17 процентов всего валового сбора зерновых.

Основная часть россиян, а это 167,7 млн. человек, сосредоточилась в европейской части страны. В социальной структуре населения около 57 процентов составлял пролетариат крупных промышленных предприятий. Однако Россия оставалась империей резких контрастов, где уживались гигантские индустриальные (по степени концентрации пролетариата она была впереди многих развитых государств) и ремесленно-кустарные производства, элементы монополистического капитализма и феодально-родовые пережитки, современные культурные и образовательные (было 127 тыс. студентов) центры и одновременно ужасающая безграмотность, культурная отсталость, особенно в отдаленных национальных окраинах. Подобные неравномерности социально-экономических укладов населения различных территорий накапливали в обществе серьезные противоречия.

К 1913 году общее число бастующих в России возросло до 887 тыс. человек, в 1914 – до 1338. Стотысячная забастовка рабочих, выступивших против смертной казни 52 балтийских матросов, обвиненных в бунте, заставила царское правительство отменить смертный приговор. В мае–июне 1914 года пролетарии Петербурга (здесь бастовали 150 тыс. человек), Москвы, Коломны, Харькова, Киева, Ростова поддержали стачку 50 тыс. бакинских рабочих. Размах забастовочного движения летом 1914 года превысил даже уровень 1905. Однако мировая война, в которую Россия вступила на стороне Антанты, погасила их, правда, не надолго.

Через четыре года войны - к краху царизма

Поражение России в войне с Японией (1905 – 1907 гг.) не стало для нее серьезным военным и политическим предупреждением, никак не умерило ее имперские амбиции и необоснованные претензии. Она поддерживала сохранение статус-кво на Балканах, участвовала в определении вместе с Японией сфер влияния в Маньчжурии и Корее, в подписании с Великобританией конвенции об Иране, Афганистане и Тибете, продолжала сближение с Францией, с плохо скрываемыми гегемонистскими намерениями поглядывала на Турцию, черноморские проливы, Галицию, что вело к нарастанию противоречий с Германией и Австро-Венгрией.

Начатая Германией первая мировая война (1914 – 1918 гг.), втянула в свою орбиту 38 государств и 70 млн. человек. Россия участвовала в ней в союзе с Великобританией, Францией, к которому позже присоединились Италия и США. Однако в основных сражениях на Восточном фронте (направлении) русские войска потерпели серию самых серьезных поражений. Обнаружившийся недостаток вооружения заставил царское правительство ускоренно перевести всю экономику на военные рельсы, что породило в стране хаос. А большие человеческие потери на фронте подорвали моральный дух солдат. Два миллиона из них сдались в плен и еще полтора - откровенно дезертировали. Всеобщее недовольство войной привело к тому, что несмотря на объявленные царским правительством военное положение и запрет всевозможных собраний, в тылу проходили массовые митинги против дороговизны, войны и самодержавия, профсоюзы возглавили «голодные марши».

В октябре 1916 года в Петрограде бастовали 250 тыс. рабочих. Экономические забастовки поразили предприятия Костромской, Московской, Тверской губерний, а также Урала. Прошли также 294 крестьянских выступления. Возникшая в высшем эшелоне власти паника, министерская чехарда в правительстве (за время войны сменились 4 председателя Совета министров, 6 министров внутренних дел, 4 военных министра и т.д.) породили общий государственный кризис, кризис русского царизма.

После введения в прифронтовых губерниях военного, а во многих других районах страны чрезвычайного положения начались гонения на легально работавшие профсоюзные организации. Тысячи профсоюзных активистов были либо арестованы, либо призваны в действующую армию. В Петрограде (1 августа 1914 г. Петербург был переименован в Петроград) перестали выходить многие профсоюзные органы печати – «Деревообделочник», «Жизнь пекарей», «Металлист», «Текстильный рабочий» и другие. Запрещенными оказались 15 профсоюзов, объединявших 20 тыс. работников, 3 культурно-просветительных общества с 5,5 тыс. членов. Полиция запретила работу профессиональных союзов во многих районах Центра России, Урала и Сибири. Однако это не остановило рост числа выступлений против непопулярной войны. Организованно бастовали рабочие Петрограда, Москвы, Людиновского завода Калужской области, члены профсоюзов Урала (в Лысьве, Златоусте, Невинске, Нижнем Тагиле, Касли, Шадринске), Сибири (в Омске, Чите, Красноярске).

Война заметно изменила количественный и качественный состав российского рабочего класса. Его численность росла (в 1913 – 3,9 млн. чел., в 1917 – 4,3 млн. чел.) в основном в отраслях, связанных с военным производством: металлообрабатывающей, топливной, химической, швейной и обувной промышленности. Проходившие одна за другой мобилизации нанесли самый серьезный урон городскому пролетариату, служившему основой членства профессиональных союзов и бывшему их наиболее сознательной и организованной частью. Вместо ушедших на фронт 500 тысяч кадровых рабочих (20 – 25 % всей численности пролетариев) в рабочие ряды влились выходцы из крестьянства, беженцы, женщины, подростки. Они соглашались на любые приносившие заработок условия работы и не были готовы постоять за себя. Воспользовавшись ситуацией, предприниматели резко усилили эксплуатацию работников, интенсифицировали их труд. В то же время зарплата тружеников к 1917 году снизилась в среднем на 20 – 25 процентов. И только на предприятиях, обеспечивавших военные поставки, она возросла, правда, при этом рабочий день увеличился до 12 - 13 часов, нормой стал сверхурочный труд. Некоторые предприниматели вообще требовали, чтобы власти ввели всеобщую милитаризацию труда. Существенно выросли цены на основные продукты питания (в 2 – 3 раза) и на товары первой необходимости (в 4 – 5 раз), в угрожающих размерах развилась спекуляция.

В этих условиях профсоюзное движение заметно ослабло, но продолжало существовать и легально, и подпольно. Первыми восстановили свою деятельность во время войны профсоюзы булочников, швейников, печатников, текстильщиков. В столице работали 14 нелегальных (10 тыс. членов) и 3 легальных профсоюза. На Урале активно действовали профсоюзы на Верх-Исетском, Воткинском, Чусовском и некоторых других заводах. В Сибири вели пропагандистскую и культурно-просветительную работу 35 профсоюзов, на Дальнем Востоке – 10. В Петрограде выходили листовки, призывавшие рабочих «объединяться в профессиональные союзы», «заводить связи со своей (профсоюзной) организацией…посредством своих представителей».

Налаживание российскими профсоюзами нелегальной работы в условиях войны и преследований царского режима – исторически важный период, обогативший их весьма ценным опытом. Использование таких легальных форм работы, как больничные кассы, клубы по интересам, кооперативы, рабочие столовые, позволило спасти их от полного разгрома, сохранить организационную структуру и многие кадры. Сохраниться и сохранить свой авторитет в рабочей среде, свои позиции профсоюзы смогли еще и потому, что даже во время войны продолжали защищать экономические права и социальные интересы наемных работников. В 373 экономических стачках 1915-1916 годов участвовали 229 тыс. человек. Война, резко ухудшившая жизнь и условия их труда, в то же время способствовала солидаризации пролетариев, возникновению стремления совместно отстаивать свои права.

Общенациональный кризис разразился осенью 1916 года и в той или иной степени захватил все слои населения России. На ее крупнейшие города неотвратимо надвигался голод. Из магазинов вдруг исчезли продукты питания, резко подскочили цены буквально на все – от хлеба до одежды. При поразительном бездействии, откровенной беспомощности царских властей в такой ситуации в рабочих коллективах, среди мелких служащих, представителей небогатой интеллигенции нарастали тревожные настроения, ожидания неясно каких, но неотвратимых перемен.

Те же чувства владели членами профсоюзов и их лидерами. Московское Центральное бюро, объединявшее 20 легальных и нелегальных профсоюзов первопрестольной, готовилось к переводу всех своих организаций на легальную работу. Самолегализовался союз рабочих печатного труда, в который входили 2 тыс. человек. Так же намеревался действовать нелегально, но энергично работавший союз металлистов «Единение». Активизировались профобъединения текстильщиков и портных.

Источник: Шатилова Н.М. К 100-летию профсоюзов России. Российское профсоюзное движение в годы Первой мировой войны. // Дело чести online. – № 8 (Сайт «Мурманский областной совет профессиональных союзов. – http://www.mprof.ru/modules.php?name=Pages&go=page&pid=59).

История профсоюзов, 2016 г.