История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Аскеров Т. Заработок

2012-10-12

Эта статья о борьбе питерских теплоэнергетиков и организованной ими забастовке была опубликована в газете «Вечерний Ленинград» в 1988 году. Её название («Противостояние») по цензурным соображениям заменили на невинное «Заработок». Тимур Аскеров

Они обзвонили все учреждения, где находились дети и больные. Предупреждали: «Приготовьтесь, 23-го не будет тепла». Напомним, что 23 сентября в Ленинграде начинался отопительный сезон. В этот день машинисты восьми крупных и нескольких мелких угольных котельных объявили забастовку. Что побудило их к этой крайне мере?

О приходе осени мы судим не только по количеству желтых листьев за окнами, но и по температуре комнатных батарей. А греют их разными способами, в основном – централизованно. Однако на окраинах города сохранились десятки угольных котельных, где условия труда близки к условиям труда паровозных кочегаров. На каждую такую котельную полагаются по существующим нормативам машинист и в зависимости от мощности – 20, 40 или 80% … зольщик, в обязанности которого входит чистка оборудования, уборка шлака, подноска угля.

Понятно, что человека на доли не поделишь. Поэтому в самых маленьких кочегарках машинисты обходились без подручных и лишь в более крупных работали с напарником. Зарплата у каждого соответственно 120 и 80 рублей – согласно тарифным ставкам.

Согласимся: по нынешним временам – не густо. Иные студенты получают стипендии чуть поменьше. И не замедлила обостриться проблема кадров.

Первыми, как наименее оплачиваемые, стали увольняться зольщики. Машинисты решили: нет худа без добра – и стали оформлять на вакантные места подставных лиц. Работали сами за двоих – и получали за двоих. С точки зрения закона это нарушение. Но оно позволяло оплачивать труд машинистов более справедливо: на маленьких котельных, где в смену требуется два-три ведра угля, они получали 120 рублей, а на более крупных, где приходится перелопачивать тонны топлива, их зарплата выросла до 200 рублей.

И все же машинисты были недовольны. Нет, уровень зарплаты их вполне устраивал. Не устраивало другое – положение постоянных нарушителей. Оно вызывало нравственный дискомфорт. Именно поэтому в конце отопительного сезона 1986 – 1987 г. машинисты угольных котельных 6-го участка Выборгского предприятия треста «Теплоэнерго-2» решили перейти на бригадный подряд. Это позволяло им сохранить существующий уровень зарплаты, но уже на законных основаниях.

Увы, это решение надолго лишило их спокойной жизни. Впрочем, обо всем по порядку.

В марте на участке были созданы две бригады. Высвободили 30 зольщиков, вернее, «уволили» тех, кто, не работая, числился на этих местах. А сэкономленные деньги делили вопреки нормам, но по справедливости: кому 120 рублей, а кому и 200. Среди рабочих такой расклад не породил никаких возражений. Зато не санкционированная сверху реорганизация вызвала противодействие со стороны администрации, и уже в апреле бригадам было отказано в выплате денег за освобожденных зольщиков.

Почему? Какой в этом смысл, если, как убеждали меня, экономия фонда зарплаты рабочих никак не отражается на материальном положении управленческого аппарата? Я думаю, ответ на этот вопрос может быть только один: для любой администрации потеря исключительного права распределять деньги является в определенной степени и потерей реальной власти. Тут и честь мундира, и амбиции…

Тогда, в апреле 1987 г., спор решили в пользу рабочих. Да и не было смысла обострять отношения в конце отопительного сезона, поскольку на лето бригады автоматически распускались.

Наступил сентябрь, а вместе с ним пришли и холода. И снова со всей остротой встали вопросы оплаты труда. На этот раз администрация Выборгского предприятия и треста отнеслась к новым порядкам более терпимо. Но и тут не упустила возможности сэкономить, выплачивая машинистам лишь 70% от доли зольщиков. Это решение поддержали и в юридическом отделе Леноблсовпрофа. Лишь много позже машинисты узнали, что их бригадам, как подрядным, фонд зарплаты должен выплачиваться исходя из расчетной, а не фактической численности. То есть – 100%.

Но тогда они этого не знали – разъяснение из Госкомтруда РСФСР пришло нынешним летом. А прошлой осенью они согласились на предложенные администрацией условия.

Прежде чем рассказать о дальнейшем, хочу остановиться вот на чем. Очевидно, что рабочие, а тем более машинисты котельных, разбросанных друг от друга, не в состоянии отстаивать свои требования без лидеров, которым, безусловно, верят, вокруг которых могли бы сплотиться для совместных действий. Такие лидеры были среди первых активистов бригадного подряда. И, когда пришла пора создавать на участке Совет трудового коллектива, они закономерно стали его членами. Председателем СТК был избран В.М. Колбасов, а его заместителем Л.М. Гусев. Характерная деталь: все восемь членов совета – рабочие. Линейных мастеров, даже пользующихся уважением и доверием коллектива, туда избирать не стали из тактических соображений – их заранее оберегали от возможного административного пресса.

И еще одна особенность СТК – глубокий и живой интерес его членов к законам о труде. Они словно предчувствовали: впереди их ждут нелегкие времена. И не ошиблись. В январе – феврале 1988 г. машинисты узнали, что профсоюзный комитет без совета с коллективом утвердил решение администрации треста, в котором вводились для оплаты труда так называемые аттестационные коэффициенты. Наибольшее возмущение вызвало предложение оценивать деятельность машинистов с помощью коэффициентов мощности и штатности. Почему?

По разным причинам, - объясняет председатель СТК участка В.М. Колбасов. – Во-первых, потому, что уровень коэффициентов может регулировать только администрация. Во-вторых, их введение было бы логичным для сдельщиков, а для нас, повременщиков, эти коэффициенты означали лишь резкое снижение зарплаты.

15 февраля состоялось заседание СТК 6-го участка. Было принято решение письменно обратиться к руководителям треста с протестом. Через несколько дней был созван профком, на котором присутствовали все заинтересованные стороны. Разговор был резким, и кто знает, чем бы он закончился, если бы – я еще раз подчеркну это – не «подкованность» членов СТК. Они положили, что называется, на обе лопатки своих оппонентов, опротестовали решение администрации, поскольку введение коэффициентов являлось, по сути, односторонним нарушением действовавших тогда договоров о бригадном подряде.

У нас уже откусили палец, выплачивая лишь 70% сэкономленных на зольщиках денег. Теперь пытались откусить всю руку, - так прокомментировал события прошлой зимы Л.М. Гусев. – Не удалось.

Не удалось тогда, но таких попыток не оставили. В мае этого года создается объединение «Лентеплоэнерго». Среди делегатов 1-й конференции трудящихся – В.М. Колбасов. И с самого начала ход этой конференции его насторожил.

Мне стало понятно, что новое объединение создается на основе старой бюрократической системы, - говорит Валерий Михайлович. – Тот же почетный президиум, тот же регламент, а вместо выборов председателя профкома его фактическое утверждение.

Кончился очередной отопительный сезон, и на лето бригады распались. Машинисты остались на своих окладах, а в прежние годы они и в летние месяцы работали с «подвешенными» зольщиками. То есть, получали чуть ли не вдвое больше. Нынче же зарплата их подручных осталась в полном распоряжении администрации. Не легкость ли, с какой достались эти деньги, побудила руководителей объединения предпринять очередную попытку прибрать к рукам всю эту прибавку? Впрочем, сами руководители объясняют свои действия иными причинами.

Мы не против того, чтобы машинисты больше зарабатывали, - сказал генеральный директор объединения В.Н.Сергеев. – Мы лишь за то, чтобы они имели деньги действительно заработанные, а не полученные за присутствие в котельной.

С таким рассуждением спорить трудно. Но разве не лучше было бы раз и навсегда доверить бригадам самим распределять фонд заработной платы? Конечно, с учетом результата, то есть бесперебойной работы котельных. Но вместо такого решения администрация приняла другое, которое и отразила в «Положении о бригадном подряде». Этот документ, в котором снова всплыли аттестационные коэффициенты, был предъявлен для обсуждения в трудовых коллективах в августе.

12 августа состоялось заседание СТК участка, где было решено продолжить борьбу против попыток торпедировать существующее положение дел. Через 6 дней общее собрание коллектива поддержало свой СТК. Замечу, тогда еще и речи не шло о забастовке. Максимум, на что решались рабочие – это проведение митинга у здания «Лентеплоэнерго», и то только в том случае, если переговоры с администрацией не принесут результатов.

Переговоры результатов не принесли. Почему? И на этот вопрос тоже есть ответ. В одной из бесед заместитель генерального директора по экономике В.Ф.Ворошилов доверительно сообщил рабочим следующее: «Не согласитесь с коэффициентом мощности – не будет и бригадного подряда». А потом, на очередной встрече, разъяснил причину такой непреклонности: «Что вы хотите, разговор идет или о вашем, или о моем кармане».

Не знаю, когда был искренен руководитель: тогда, когда убеждал меня в том, что материальное благополучие аппарата не зависит от экономии фонда зарплаты, или тогда, когда спорил с самими рабочими?

А до включения котлов оставалось все меньше времени, и администрация стояла на своем. Тогда СТК участка обратился в Выборгский райисполком за разрешением провести митинг. «Мы поняли, что разговоры ни к чему не приведут, а потому хотели обратить внимание общественности на наши проблемы», - заявили рабочие.

8 сентября машинисты получили отказ за подписью председателя исполкома В.Н. Осокина. Чуть позже этот отказ был подтвержден и Горисполкомом.

Вот тогда машинисты и заговорили о забастовке. 20 сентября СТК принимает решение провести ее в день открытия отопительного сезона с 8 до 20 часов.

Забастовка носила чисто предупредительный характер. Мы учли относительно теплую погоду, ограничили число бастующих котельных. И, кроме того, сообщили о ней своим потребителям, - сказал В.М. Колбасов.

23 сентября начался очередной отопительный сезон, но 8 крупных и несколько мелких котельных в работу не включились. ТОЛЬКО ТОГДА ТРЕБОВАНИЯ РАБОЧИХ СТАЛИ ПРИНИМАТЬ ВСЕРЬЕЗ.

Несколько часов длились переговоры между ген. директором и рабочими. Разговор шел на повышенных тонах и, понятно, не мог привести в такой горячке к какому-либо результату. К чести директора надо сказать, что в непростой, даже экстремальной ситуации он сумел найти правильный путь, когда попросил отсрочку, чтобы через 10 дней дать забастовщикам окончательный ответ на их требования. И рабочие не стали проявлять чрезмерного упорства и большинством голосов решили досрочно взяться за работу.

Несколько раз встречались конфликтующие стороны. И наконец 29 сентября был утвержден прежний фонд зарплаты машинистов 6-го участка, механизм его образования и распределения.

…Можно было бы ставить точку в этой затянувшейся истории. Но не будем торопиться, поскольку стороны, хотя и пришли к соглашению, остались им недовольны. Почему?

Чтобы удовлетворить ультимативные требования рабочих и погасить конфликт, нам пришлось в новых расчетах численности, а значит, и оплаты, пойти на нарушения нормативов. В частности, определяя количество зольщиков или, как теперь будет значиться в штатном расписании, подсобных рабочих, мы исходили из того, что температура с первого до последнего дня отопительного сезона держится на отметке -25О, - пояснил генеральный директор. – Но ведь это же абсурд! А кроме того, теперь нам, очевидно, придется распространять такой подход и к другим участкам и предприятиям, где действуют угольные котельные.

Вот это и беспокоит администрацию! Ну и, конечно, потеря авторитета, которая может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Отраслевые нормы – это нечто статичное, зачастую мертворожденное. Мы же в своих требованиях ориентировались на реальную жизнь, в которой есть и инфляция, и дороговизна, и дефицит, - сказал В.М.Колбасов. – Мы отстояли свои требования, но нас не устраивает то обстоятельство, что их удовлетворили, как неоднократно подчеркивалось администрацией, пойдя на нарушения. Поэтому мы и предлагаем профкому заняться, наконец, делом и добиться изменений существующих нормативов, которые мешают нам на законном основании зарабатывать нормально.

Валерий Михайлович задумался и замолчал ненадолго. А потом добавил:

Если профкому это окажется не по силам или он не станет заниматься такой работой, ею будет заниматься Совет трудового коллектива нашего участка.

Пожалуй, это и есть самое главное во всей истории. Прошедшие события свидетельствуют не только о возросшем сознании рабочих, но и об их готовности и способности участвовать в решении важнейших дел. Вот прямой результат перестройки, результат возросшей демократии: раньше рабочие ругали плохие порядки, теперь берутся исправлять и исправляют их.

И еще. Нередки случаи, когда низкая организация труда, несовершенство системы заработной платы приводят к конфликтам с администрацией. Однако это вовсе не означает, что необходимо прибегать к такой крайней мере, как забастовка. Практика показывает, что причины, порождающие конфликты, можно устранить другим путем, если администрация, хозяйственные руководители проявят искреннее желание, стремление правильно разобраться в сложившейся ситуации, принять неотложные меры.

Источник: Вечерний Ленинград. - Л. - 11.11.1988.

История профсоюзов, 2016 г.