История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Документы

Н.М.Шверник. Политические настроения рабочих Южмаштреста

2012-10-08

26 октября 1929 г.

Н.М.Шверник. Политические настроения рабочих Южного машиностроительного треста: Из справки секретаря бюро фракций ВКП(б) Центрального комитета Всесоюзного профсоюза рабочих-металлистов[1]

«26 октября 1929 г.

Характеризуя настроения рабочих заводов ЮМТ’а, следует признать, что в основной массе рабочих политические настроения здоровые. Это подтверждает огромнейшая политическая активность, и проявленная рабочими в период перевыборов советов и тот энтузиазм и подъем, с которым была встречена кадровым составом рабочих идея соцсоревнования. Не менее важным фактором является подписка на госзаймы. Так, на заводе Марти по II займу пндустриализации подписка составила 530 450 р[ублей], а на заводе ОР [имени Октябрьской революции] — 416 725; за превышение задания завод получил знамя. На зав[оде имени] Марти на 30.VII Подписка на III заем индустриализации уже составляла 100 000 р[ублей]. На 7/VIII по ХПЗ подписалось уже 2400 чел[овек]. Однако необходимо отметить значительную продажу прежних займов (по зав[оду] ОР уже продано до 50% облигаций). Сейчас поднята большая кампания по сдаче облигаций на хранение. Работа эта подвигается туговато; рабочие берут заявления у уполномоченных, но обратно не сдают, мотивируя эго тем, что нужны деньги на ремонт, постройку и т.д.

Наконец, другими показателями настроений рабочих надо признать такие факты, как отработка рабочими добровольно двух часов для посылки рабочих бригад на село как во время перевыборов советов, так и в период проведения посевной кампании и сейчас, для оказания помощи в уборке урожая. Зав[од] ОР весной высылал на село 25 бригад, зав[од] Марти послал 20 бригад // (с. 390) в весеннюю посевную кампанию и 60 чел[овек] для уборки урожая. Выезжавшие бригады комплектовались рабочими, которые не только занимались ремонтом инвентаря, но и разъясняли важнейшие мероприятия партии и советской власти. Правда, при этом не обошлось и без безобразных явлений. Так, из рабочих, посланных заводом ОР, некоторые (в том числе и 2 члена партии) пьянствовали (1-й исключен из партии, 2-й получил выговор).

На заводе Марти один день отработан в фонд индустриализации: в отработке приняло участие 62% рабочих.

На других заводах приняты резолюции об отработке для индустриализации 2 сентября. На заводе же Марти проведен комсомольский субботник в пользу школы.

Значительное недовольство среди отдельных групп рабочих продолжает вызывать положение со снабжением продуктами и товарами, но к политическим осложнениям это недовольство не приводило. Характерный факт имел место в Николаеве. Группа торговцев и крестьян, занимающихся торговлей, подошла к заводу Марти во время выхода рабочих, с намерением устроить возле завода митинг и заострить недовольство рабочих на вопросах, связанных с недостатками и перебоями в снабжении. Но эта попытка окончилась неудачно. Большинство рабочих не остановилось, прошло мимо и уехало. Мобилизованными силами всей организации проведена была разъяснительная работа среди рабочих и никаких последствий этот эксцесс не вызвал.

На заводе ОР на почве продовольственных затруднений были нездоровые настроения; на делегатском собрании по вопросу о рабочем снабжении, на котором присутствовало до 2000 чел., были очень нездоровые выступления отдельной части рабочих, не дали говорить двум ответственным работникам, одному с ОПК, другому из завкома. Организациями проведен ряд разъяснительных бесед в красных уголках и индивидуальные беседы с рабочими.

Среди отдельных рабочих временами имеется недовольство существующим положением или теми или иными мероприятиями партии и советской власти. Например, на зав[оде] Марти отмечены такие заявления: «Скоро с голоду подохнем, работаем много, купить нечего и не на что», «соцсоревнование скорее приведет к могиле». Со стороны служащих, даже и со стороны некоторых партийцев проявляется иногда недовольство: «Мы неравноправны с рабочими», «рабочие находятся ва положении дворян», «нормы потребления нам меньше, чем рабочим», «дети ваши в ВУЗ’ы не принимаются», «зарплата рабочих растет, а служащих // (с. 391) нет», «служащие в учреждениях работают 6 часов, а мы 8». На заводе ОР в одном из цехов выступал рабочий с критикой мероприятий, связанных с проведенем 7-часового рабочего дня. Он заявил, что манифест ЦИК’а о семичасовом рабочем дне не проводится в жизнь, так как зав[од] ОР в ближайшее время на 7 часов не переводится, и под конец заявил: «При царе, если издавали манифест, то его нводили в жизнь».

Были предложения о том, что поскольку размер зарплаты отстает от рыночных цен, необходимо увеличить в соответствии с этим и зарплату. В котельном отделе зав[ода] ОР рабочий Степанов возбуждал отрицательное отношение к соцсоревнованию со стороны отсталых рабочих: «соревнование – это проклятие для рабочего; кто-то выдумал соревнование, натравливая рабочих друг на друга, как в древности натравливали гладиаторов; я голосую против соревнования и призываю всех рабочих голосовать против соревнования».

Со стороны отдельных рабочих проскальзывает чувство недоверия и подозрительности к соцсоревнованию. Заявляют, что это просто состязания, что рабочие обессилены в связи с недостатком продуктов питания и вынуждены состязаться из последних сил. Нужно, мол, в первую очередь обеспечить продуктами питания, а после говорить о соцсоревновании. В паровозном отделе были насмешки над бригадами молодежи, подстрекательство, неверие в то, что эти бригады могут достигнуть чего-либо реального.

В паровозном отделе накануне дня Конституции Коршунов – старый рабочий, партизан, агитировал среди рабочих за то, чтобы работать не 8 часов, а 6 часов, как перед революционным праздником, заявляя, что иначе это есть сдача завоеваний Октября. Этот Коршунов на селе собирал подписи в защиту кулака. Рабочие устроили суд в цеху над его поступками, который длился неделю, каждый день присутствовало до 500 рабочих, приходили рабочие с других цехов.

В новомеханическом отделе 2 молодых рабочих-комсомольца, один из них член партии, указывали на неправильность решения правительства по вопросу Китайско-Восточной жел[езной] дор[оги] и высказывались против представителей Китая. Они считают захват КВЖД правильным (полагая, что своими действиями Соввласть ускоряет начало войны, между тем как везде кричат о том, что СССР протин войны).

Очень характерное явление имело место на заводе им. Марти. По традициям, существовавшим с давних времен, после спуска судна рабочим дока, принимавшим участие в этой работе, давали // (с. 392) 1 – 2 дня отдыха. Аналогичное освобождение от работы имело место при спуске «Кр[ейсера?] Николаева и др[угих] судов 28 июля с.г., после спуска нефтевоза «Союз Горнорабочих СССР» группа рабочих в количестве 350 чел[овек] прислала делегацию с требованием об освобождении от работы сроком на 1 день. ЗК [завком] категорически заявил, что в условиях соцсоревнования он их просьбы не поддерживает и сообщил точку зрения заводоуправлению, которое отказало рабочим в их настоянии.

Заслуживает внимания волынка, имевшая место 15 июля на заводе им[ени] Ворошилова. В костыльном цеху группа рабочих в количестве 80 человек, в том числе и 8 членов партии, бросила работу и агитировала (правда, безуспешно) среди других рабочих цеха. Волынка продолжалась 1 ч[ас] 20 м[инут]. Причины, вызвавшие волынку, следующие:

1. Недостаточное и несвоевременное устранение со стороны цеховой администрации технических неполадок, вызывающих частые остановки, простои отдельных агрегатов (горна, прессов), что нервировало рабочих и отражалось на выработке норм.

2. При постепенном введении в действие новых станков – прессов (нового костыльного цеха) принимались (апрель-июнь) дополнительно рабочие, в числе которых было принято с биржи труда значительное число лиц, не имеющих производственного стажа, впервые попавших на производство, работавших и связанных с сельским хозяйством, а также лиц, уволенных ранее с завода за нарушение правил внутреннего распорядка и нарушений трудовой дисциплины, что не могло не отразиться на интенсивности работы, производительности труда и трудовой дисциплине, что в большей степени влияло на недовыработку норм.

3. Слабая работа ТНБ [тарифно-нормировочного бюро], несвоевременное реагирование администрации цеха, заводоуправления и завкома привели к тому, что нормы систематически (большой группой рабочих) с января текущего года не выполнялись и никаких мер не предприивмалось.

4. В апреле месяце был остановлен полностью старый костыльный цех, нормы в котором были установлены чрезвычайно льготные – 72 пуда и перерабатывались до 135 пудов, при тарификации прессовщиков по 5 разряду и заработок их доходил до 160 – 170 руб[лей].

С переводом прессовщиков и других рабочих в новый костыльный цех тарифные разряды были установлены, согласно квалификационному справочнику ЦК ВСРМ (прессовщик 4 разр[яда]). Новые пресса с большей механизацией, с большим чис//(с. 393)лом оборотов, с большим давлением, требовали увеличения норм по отношению старых прессов, что было сделано. Норма на новых прессах установлена в 96 пудов, что, безусловно, арифметически уменьшило прежние заработки и вызвало со стороны рабочих недовольство.

5. Нечуткость к настроениям рабочих со стороны цеховых, парт[ийных] проф[союзных] ячеек, завкома, заводоуправления, не сумевших своевременно реагировать и предотвратить имеющиеся недочеты на производстве, вызвала волынку.

Решением окружной организации Артемовска наложен целый ряд партвзысканий на всех тт. [товарищей], так или иначе виновных в волынке.

За последнее время мы наблюдаем рост антисемитизма на многих заводах, и в частности на зав[одах] ЮМТа.

На заводе ОР был случай проявления антисемитизма в школе ФЗУ. После сообщения обществоведа о введении военных занятий ученики II группы «б» заволновались. Отдельные ученики заявляли, что военизация вводится только для защиты жидов, стали поступать устные заявления, что все жиды находятся на чистой работе, а с лопатой работать не идут. Спрашивали, когда будут бить жидов и что если бы жидов не было, не было бы товарного голода. Дискредитировали преподавательницу еврейку. Этот случай возник на почве плохой дисциплины, слабой воспитательной работы, плохого руководства комсомольской и партячейки ФЗУ. Отдельные работники завкома знали о том, что ученики настроены антисемитски, что обществовед не только не старается эти настроения изжить, а наоборот, их развитию способствует, молчали и никаких мер к их устранению не принимали.

На заводе Марти в электро-ремонтном цеху коммунист Ульянов при встрече обзывал коммуниста-еврея «жидовской мордой». Присутствовавшие при этом беспартийные заходили в цехбюро и говорили «идите, послушайте, как коммунисты ругаются». Впоследствии оказалось, что Ульянов отъявленный антисемит, прикрывавшийся партбилетом, и он исключен из партии.

Более гнусный случай произошел в медно-котельном цеху. Группа партийцев и безпартийные набросились на проходившего рабкора-еврея Черткова и измазала краской половой орган. В уборных завода красуется: «пока у власти жиды – социализма не жди».

Союзные и парторганизации цеха и на этом заводе не предприняли мер к борьбе с антисемитизмом. Более того, секретарь //(с. 394) ячейки случай с Чертковым рассматривал как озорство, заявляя, что антисемитизма в цеху нет.

Во всех приведенных выше ненормальностях, недовольствах, настроениях и действиях отдельных рабочих и целых групп информировались широкие рабочие массы и со стороны основных пролетариев заводов все эти факты встречали резкий протест и осуждение.

Отдельно необходимо заострить вопрос о кулацких и крестьянских настроениях, имеющих место среди групп рабочих, в той или иной мере связанных с селом, и даже коммунистов. Приводим ряд заявлений и выступлений рабочих на зав[оде] ОР.

При обсуждении в цехах обращения ЦК о сельхозналоге мы имели случаи, когда выступавшие коммунисты становились на позицию явной защиты кулака и отрицания существования такового на селе.

При обсуждении на открытом партсобрании в паровозной кузне доклада о сельхозналоге из выступавших 5-ти человек к прениях 4 были беспартийные, которые не разделяли точку зрения правительства в той или иной части закона о сельхозналоге. Члены партии не решились, по-видимому, выступить в защиту закона, это была в скрытой форме солидаризация со взглядами выступавших.

В трубопрокатном отделе член партии заявляет на партийном собрании: «Мы раскрыли шахтинское дело. Шахтинцы надеялись на войну с Германией в 1929 г. Не получим ли мы войну от увеличения на 40% налога». На том же собрании, в своем втором выступлении он заявил: «Мы налогом начнем новую революцию. Мне винтовку, конечно, не дадут, но ударю кого следует и первый пойду. Я против увеличения сельхозналога».

Выступавший за ним беспартийный рабочий сказал: «Я поддерживаю Морозова, денежки налога берет государство, а правительство миллионы кидает не туда, куда нужно, - за границу. Оттуда приходит машина негодная. Совершенно правильно, Морозов, что шахтинское дело покрало миллионы. Нужно не прохлопывать, а пуды берут с крестьян».

Член партии там же сказал: «XIV партконференция ввела кулака, он нам не вреден, а вреден только от тайной продажи хлеба. Надо, чтобы кулак работал в коллективе. Раскулачивать нужно так, чтобы не шел на биржу. Если кулак сократит вдвое посев, а бедняк не использует этой земли, то часть земли погибнет, а этого не должно быть». // (с. 395)

Член партии задает вопрос: «Проводим ли мы лозунг Ленина о союзе с крестьянством?» - и отвечает: «По-моему нет. Мы идем и смотрим в закрома, отбираем и вооружаем против себя кулака и середняка, так как мы питаемся не за счет кулака. Само обложение[2] – это шутка с огнем. Были случаи, когда этим шагом мы породняли кулака с середняком».

В третьем выступлении член партии Морозов заявил: «Я возьму кусок трубы и буду бить кого попало – три дня нет хлеба на работе».

На рабочем собрании в котельном цеху имели место такие выступления: «В деревне забирают все», «у нас в деревне нет кулака» (4 выступления в котельном цехе), «наша политика самообложения порождает лодырей», «у нас опасность остаться без хлеба. Куда хлеб девается, куда идет. Откупаемся или Китаю помогаем, но скажи прямо».

Встречаются резкие замечания по поводу искривлений нашей политики, имевших место при реализации крестьянского займа: «если давали крестьянину заем с наганом, то это надо искоренить». (Беспарт[ийный] раб[очий] пар. мех.).

В связи с ухудшившимся качеством хлеба вопросы деревни (хлебозаготовки и сельхозналог) приобрели еще большую остроту. Со стороны беспартийных и некоторой части коммунистов в вопросах о положении с хлебом звучит явное недоверие, например, в пар[овозной] кузне ставят вопрос так: нет ли здесь шахтинского дела. «Из деревни хлеб выкачало правительство, а нам не дает». «Наверно, идут секретные военные заготовки». «Нужно дать крестьянину свободный помол зерна».

РГАЭ. Ф. 5716. Оп. 1. Д. 198. Л. 222-223, 224-227.

Опубликовано: Хрестоматия-1996. – С. 389-395.



[1]
Обращает на себя внимание, что в документе, датированным концом октября, приводятся факты за июль-август месяцы. Неспешность бюрократической машины налицо.

[2] Имеется ввиду «самообложение».

История профсоюзов, 2016 г.