История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Андреев А.Ю. Трудовые конфликты в период нэпа...

2012-10-06

Трудовые конфликты в период нэпа по материалам сводок информотдела ЦК ВКП(б), 1998 г. Автор - к.и.н. А.Ю. Андреев (МГУ)

Как уже отмечалось выше, существование трудовых конфликтов в 1920-е гг. замалчивалось предыдущей историографией, и их изучение стало возможным только после открытия широкого доступа к соответствующим документам партийного архива, в свое время на долго там похороненных под грифом "Секретно". Настоящий обзор источников предпринят по материалам только одного из таких рассекреченных хранилищ, собиравшем данные о конфликтах по различным докладам с мест для анализа в аппарате ЦК. Эти данные, конечно, не претендуют на полноту, также как и на абсолютную достоверность приводимых в них сведений, каждое из которых, однако, может и должно быть проверено с помощью других источников - газет, центральных и местных, заводской статистики на местах и пр. Однако, на наш взгляд, картина, создаваемая по этим данным, верно отражает общий ход и причины недовольства рабочих в сложных условиях "переходной" экономики периода НЭПа, что становится нам еще более ясно в сравнении с нынешним состоянием экономики России и вызванными им социальными процессами.

Сводки Информотдела ЦК РКП/ВКП (б) за 1924-1930 годы (РЦХИДНИ, ф.17, оп.32), которые мы рассматриваем, представляют собой краткие отчеты о партийной и хозяйственной обстановке в стране, составленные на основании закрытых писем, отчетов и сводок, поступивших в Информотдел из ОГПУ, а также губернских и районных комитетов партии. Несмотря на название еженедельных, периодичность сводок в среднем составляла около двух недель, при этом охватываемый ими период достигал одного месяца. Сводки печатались в ограниченном числе экземпляров (до 15) и предназначались определенному кругу лиц в секретариате ЦК (их список прилагается к каждому документу, среди фамилий неизменно присутствуют Молотов и Сталин, а также функционеры менее крупного ранга). Под документами стояла подпись заведующего Информотделом, и его смена каждый раз оказывала влияние на принципы составления и содержание сводок, у которых так и не сложился единый формуляр.

Сообщения о забастовках или недовольствах рабочих в первых делах рассматриваемой описи, относящихся к середине 1924 года, идут под заголовком "Материалы о настроении рабочих масс и отношении их к партии и советской власти" (ед. хр. 4), будучи приложением к основному отчету отдела. Позже соответствующие данные находят место в еженедельных сводках в качестве разделов "Конфликты на предприятиях", "Забастовки" или внутри раздела "Промышленность и рабочий класс". По прошествии некоторого времени (одного или нескольких месяцев) данные обобщаются, однако нерегулярно, с разной степенью тщательности. Наиболее подробные таблицы забастовок относятся к 1926 году (напр., ед. хр. 87, л. 1б и др.), здесь может быть указано не только число забастовок по месяцам, но и количество участников, потерянные человеко-дни, а также способ разрешения конфликта.

Не взирая на обилие или наоборот недостаток информации о конфликте, предоставленной в письмах местных комитетов, Информотдел ЦК в каждом случае тщательно устанавливал основную причину недовольства и также приводил их в сводных таблицах. Среди таких причин на первом месте, как правило, оказывалась несвоевременная выплата заработной платы, а также повышение норм выработки, снижение расценок, сокращение штатов, неприемлемые условия труда, поведение администрации и пр. Общность недовольства рабочих заработной платой и нормами выработки справедливо связывалась не только с недостатками управления экономикой, но и с периодически проводившимися кампаниями по повышению производительности труда, отношение к которым у рабочих во многих случаях было негативным, что и фиксировалось в сводках. Эта реакция нередко представлена как следствие недостаточной партийной работы на местах, временами с оттенками "антисоветских" выступлений. Вместе с тем, среди описаний причин забастовок не разу не названы политические лозунги, также как их нет и в требованиях стачечников.

География рабочих выступлений широка и охватывает практически весь Советский Союз - отмечены стачки и на Дальнем Востоке, и в национальных районах (Калмыкии, Бурятии, Средняя Азия) и, конечно, в промышленных губерниях центральной России и Украины. Количество забастовок летом увеличивается в два-три раза по сравнению с зимним периодом за счет участия в них сезонных рабочих. На основании имеющихся данных нельзя однозначно говорить о динамике стачечного движения, хотя определенная тенденция к увеличению забастовок от 1924 к 1927 году налицо. Для примера скажем, что в летний период с 15 июня по 6 июля 1926 года произошло 43 забастовки. За аналогичный период с 26 июля по 15 августа 1927 - 63 забастовки (из них 22 на предприятиях и 41 на сезонных работах - строительстве, торфо- и лесозаготовках, среди грузчиков и т.д.). Зимнему периоду в декабре 1924 года соответствует 21 случай забастовок, а в январе 1926 года - 41 случай. Наиболее острый пик забастовок отмечен в июне 1926 года - 139 за месяц.

Никакой заметной территориальной зависимости забастовок не наблюдается, определенной стачечной "концентрацией" обладает лишь центральный экономический район (Московская и Иваново-Вознесенская губернии) - до 10 стачек за месяц в летний период, а также крупные промышленные центры - Ленинград, Нижний Новгород и пр. С другой стороны, забастовки зачастую привязаны к тяжелым условиям в определенных отраслях производства - чаще всего бастуют предприятия металлургической и горнодобывающей, а также текстильной и лесной промышленности. Число забастовок мелких предприятий преобладает над крупными. Редки, но все же отмечены случаи остановки целых заводов с числом рабочих более 1000 человек (завод Профинтерн в Брянске, фанерная фабрика в Старой Руссе Новгородской области), как правило возмущение ограничивается отдельным цехом или мастерской.

Подавляющее большинство забастовок из тех, по которым представлены сведения о продолжительности, длилось не более одного дня и закончилось мирным разрешением конфликта. Определения таких небольших забастовок в отчетах различны - это и "волынки" в один или несколько часов, намеренные опоздания или пропуск работы по мнимой болезни, "итальянка" - т.н. итальянская стачка, во время которой рабочие выходят на свои места, но не приступают к работе. Появление администрации или позволяет разрешить требования рабочих (например, о перезаключении коллективного договора, или о возвращении к прежним нормам выработки), или по крайней мере к возобновлению работы. В худшем случае следует увольнение рабочих и последующая партийная и профсоюзная чистка.

Одна из крупнейших забастовок рассматриваемого периода произошла на заводе Профинтерн в Брянске 11 января 1925 года (ед. хр. 22, л. 18). По причине понижения расценок, о котором не было должным образом оповещено, стихийно возникло возмущение, и в нем участвовало до 2000 человек. В забастовке приняли участие коммунисты, равным образом с другими рабочими не подготовленные к снижению норм и не поддержавшие линию партруководства (так в одном из цехов, где имелось 80 коммунистов, за резолюцию ячейки голосовало всего 10 человек). Раздавались "отдельные выкрики" об устройстве общезаводского митинга, однако на заседании Бюро ячеек завода удалось принять меры к урегулированию вопроса. Тем не менее, в сводке отмечается, что настроение рабочих подавленное.

В той же Брянской области Людиновский машиностроительный завод лихорадит в течение нескольких месяцев - приостанавливают работу рабочие то в одном, то в другом цехе (ед. хр. 4, л. 156, ед. хр. 14, л. 31, ед. хр. 85, л. 4). В декабре 1924 года здесь 120 литейщиков не вышли на работу по причине установления слишком больших норм выработки, после чего уволено было 62 человека, остальные приступили к работе или разъехались на юг на заработки. В 1926 году подобное "тревожное" состояние складывается на заводе "Красный Путиловец" в Ленинграде, где весной-летом происходят несколько волынок, из которых в самой крупной участвуют 950 человек, и она длится 2.5 часа; причина - снижение зарплаты. Здесь также отмечается такая форма протеста, как умышленная порча изделий (медно-литейная мастерская - ед. хр. 85, л. 24; ед. хр. 88, л. 2). Пятая забастовка подряд в 1926 году отмечена на Каслинском чугунно-литейном заводе. С 4 по 7 июля в ней участвуют 1800 человек (92% от общего числа трех литейных цехов), ее причиной опять были новые расценки и повышение норм выработки (ед. хр. 88, л. 1б).

Часто выступления рабочих неявным образом направлены против партийной линии, прежде всего разнообразных кампаний. Текстильщики протестуют против перехода с двух на три станка (в Тверской губернии на ткацкой фабрике среди рабочих была проведена подписка против этого - ед. хр. 91, л. 16), в Тульской губернии рабочие трансмиссионных цехов провели нелегальное собрание, в котором среди требований о сдельной оплате труда и введении законного приработка, высказались против отчисления 1% зарплаты в помощь английским рабочим. На собрании было принято обращение в РКК и Союз металлистов и выбран делегат в Москву (ед. хр. 90, л. 18).

Несвоевременная выплата зарплаты может стать причиной резких конфликтов. Так, на Чусовском заводе Пермского округа 300 человек требовали немедленной выдачи зарплаты, задержанной на один день. Созданная рабочими комиссия проверила заводскую кассу и подтвердила, что денег там нет. После выплаты зарплаты на другой день работа возобновилась (ед. хр. 86, л. 2). А вот на заводе "Труд" Муромского уезда Владимирской губернии забастовка из-за невыплаты жалования и повышения норм длилась две недели и привела к перерегистрации профсоюза (ед. хр. 14, л. 32).

Особенностью трудовых конфликтов в период НЭПа было наличие разных форм собственности на производстве, и хотя большая часть забастовок, как и большая часть промышленности, проходила в государственном секторе, встречались недовольства и на частных предприятиях. В Липецком уезде на частной деревообрабатывающей фирме произошла стачка из-за задержки зарплаты и отсутствия прозодежды, сопровождавшаяся поломкой машин. С 18 июля по 4 августа 1924 года тянулась забастовка на заводе "Пробуждение", арендованном компанией Нечаевых, которую, как указано в отчете, "поддержали партийные и советские организации" (ед. хр. 8, л. 17, л. 174).

Характер забастовок в национальных районах был осложнен противопоставлением местного населения и русских рабочих, которое создавала политика администрации. Так на одном из промыслов Калмыкии во время забастовки русских рабочих, требовавших повышения зарплаты, были наняты рабочие калмыки (500 человек) (ед. хр. 22, л. 81). На железнодорожных станциях Термез и Карши в Средней Азии забастовка, о которой сообщается довольно глухо, продолжалась соответственно 8 и 4 дня, и в критический момент было применено "вмешательство вооруженных сил" (ед. хр. 89, л. 20).

Неудовлетворительные отношения рабочих с администрацией часто вызывали возмущения, переливавшиеся в стачки или остававшиеся в форме угроз. Пятидневная забастовка грузчиков в Самаре, во время которой был создан ревком для борьбы за увеличение зарплаты, сопровождалась "избиением хозяйственных лиц", при этом в ней активно участвовали коммунисты (ед. хр. 25, л. 61). Столкновения рабочих (Московская ж/д., Думнический завод Брянской губернии) с администрацией сопровождались угрозами "вывезти на тачке" инженеров и руководителей. (ед. хр. 22, л. 33, 119). Возмущение на шахте Анжерско-Судженского района Сибирского края завершилось вывозом на тачке заведующего шахтой (ед. хр. 26, л. 33). Трагически, убийством мастера, преследовавшего одного из рабочих, разрешился конфликт на Людиновском заводе (ед. хр. 82, л .1в).

Кроме уже отмеченных частых забастовок грузчиков, среди сезонных рабочих встречаются крупные возмущения на торфоразработках. Так, 5000 человек в июне 1926 года требовали снижения норм выработки и повышения зарплаты на торфоразработках Ленинградской и Новгородской губерний (ед. хр. 88, л. 1б).

Таким образом, данные сводок дают богатый материал по изучению рабочего движения в СССР в первое десятилетие Советской власти. Сводки за 1926-27 годы интересны еще и тем, что кроме зафиксированных случаев забастовок, они приводят сведения о недовольствах рабочих, не вылившихся в открытые возмущения. Причины недовольств остаются все теми же - неудовлетворенность нормами и зарплатой, хотя бывает, и касаются внутренней жизни коллектива - неотпуск хлеба в кооперативах при заводе (сразу на 9 предприятиях Уральского округа, ед. хр. 90, л. 1б), недовольство сокращением рабочих (ед. хр. 89, л. 21) и пр. Число случаев проявления недовольства сопоставимо с количеством забастовок - несколько десятков случаев в месяц.

К сожалению, последние подробные сведения о конфликтах на производстве в сводках Информотдела ЦК относятся ко второй половине 1927 года. (ед. хр. 110). Попытка выявить более поздние материалы в этой описи не принесла результатов. Отсюда напрашиваются два вывода - или осложнившаяся в 1928 году политико-экономическая обстановка (шахтинское дело, свертывание НЭПа и курс на индустриализацию) привела к резкому уменьшению стачечного движения, или подобные сведения перестали поступать в Информотдел ЦК, т.е. вышли из его компетенции. Тем не менее даже имеющиеся в нашем распоряжении материалы значительно расширяют наши представления о жизни рабочего класса в СССР и обстановке, в которой происходил решительный поворот в жизни советского государства конца 1920-х годов, приведший к окончательному складыванию тоталитарной системы.

Источник: http://kleio.dcn-asu.ru/aik/rindex.shtml

История профсоюзов, 2016 г.