История профсоюзов

Исследования и публицистика

Воспоминания

Документы

Беллетристика

Периодика


/ Главная / Архивохранилище / Библиотека / Исследования и публицистика

Большаков В.П. Несоциалистическое професс. движение в России (1860-е – 1929 гг.)

2012-10-11

Доклад представляет собой краткий обзор действовавших в России и СССР различных форм профдвижения, сделан на заседании "Исторического клуба" в марте 2010 г.

В последнее время в свободных профсоюзах начались споры о дальнейших путях развития рабочего движения и его взаимоотношениях с социалистическими идеями и организациями. В своём историческом обзоре я попытаюсь дать в общих чертах предысторию профдвижения в России, сделав упор на его несоциалистическое крыло.

Название доклада я упростил, чтобы современному наблюдателю хоть примерно было понятно, о чём пойдёт речь. Теперь я уточняю тему. Она звучит так: «Несоциалистическое профессиональное движение в России (1860-е – 1929 годы)». Сразу поясню, что я вкладываю в понятия «профдвижение», «социализм» - ну, и вообще, вначале стоит поговорить о терминах.

 

Термины

Профессиональное движение

В 19 веке все виды общественных объединений было принято называть ассоциациями (словарь В.И. Даля), все же неполитические ассоциации, созданные представителями отдельных профессий или для них, назывались профессиональными. Соответственно, под профессиональным движением понимались любые общественные (не политические) инициативы в среде отдельных профессий (по-русски «промыслов» и «ремёсел»). Перечислю только те из них, о которых пойдёт речь:

  • Наёмная артель;
  • Братства подмастерьев в цехе (который у русских назывался «ремесленным собранием», у евреев «хеврой»);
  • Касса взаимопомощи, Общество взаимопомощи;
  • Научное профессиональное общество;
  • Горнозаводское товарищество.

В отличие от ассоциаций внесословных (скажем, общество потребителей города N-ска) или политических (партия), большинство профессиональных ассоциаций к началу 20 века развились в современные профсоюзы, были ими поглощены или подчинены.

Какие идейные течения боролись в рассматриваемый период в профдвижении?

 

Социализм

Все основные социалистические течения (социал-демократия, коммунизм, анархизм) предполагают в обществе:

  1. преобладание или господство общественной формы собственности разных уровней обобществления;
  2. политическое господство пролетариата либо «трудовых классов».

Социалистические объединения через своих членов проводят свою линию в профсоюзах (где сгруппированы те, кто, по их мнению, призван к борьбе за социализм). Понятно, что профсоюзы воспринимаются ими как подсобные организации, должные исполнить некую особую миссию по утверждению нового строя. Этим социалисты отличаются от носителей других идеологий, не выделяющих профсоюзы в общественной системе.

Я исключаю из обзора то или иное профобъединение как социалистическое потому, что оно:

  • в той или иной форме заявило о поддержке социализма как общественного строя,
  • имело в руководстве большинство из членов какой либо социалистической партии,
  • его руководители входят в партийное руководство,
  • профобъединение участвует как организация в партийных акциях.

Социалистической идеологии в профдвижении противостояли следующие идеи:

 

Артельность

В 19 веке об артельности как форме существования разных общественных групп, трудовых коллективов, целых территориальных общин в России писало немало авторов (В.Н. Лешков, Н.В. Калачов, С.И. Пономарёв, С.С. Муравьёв и другие). При этом многие из авторов подчёркивали, что ни самоуправление, ни коллективное представительство интересов наёмных работников и любых других групп подданных не противоречат абсолютной монархии, то есть самодержавию, а также частной собственности.

Из более поздних авторов был Л.А. Тихомиров (бывший народоволец), теоретически доказывавший, что русские «промысловые союзы», как органичная часть русской соборности имеют гораздо больше возможностей для развития, чем в Европе (где они направлены на разжигание страстей).

Артельность в сочетании с монархизмом присутствовала в идеологии и практике Союза русского народа (СРН).

 

Тред-юнионизм

Тред-юнионизм – это идея независимости профессиональных организаций, которые защищают рабочих от эксплуатации со стороны промышленников. Тред-юнионизм (идеологи Сидней Вэбб в Англии, Адольф Штрассер и Сэмюэл Гомперс в США и т.д.) предполагал последовательное повышение материального и культурного уровня рабочих легальными средствами (включая стачки и демонстрации), в том числе политическими (петиции; подготовка проектов законов; воздействие на политику правительства через государственных чиновников, церковных и общественных деятелей, являвшихся почётными членами рабочих союзов; проведение в органы самоуправления и власти своих сторонников).

Идеи С.В. Зубатова, Г.А. Гапона и еврейских «независимцев» вполне укладываются в эту схему, отличаясь лишь в частностях. Все упомянутые деятели были знакомы с работами Вэббов и практикой английских и американских тред-юнионов, считая их вполне подходящими для России (со ссылками на Эдуарда Бернштейна и Штрассера, что цель – ничто, движение – всё). При этом Зубатов ставил задачей отсечение рабочих от революционеров через легализацию и даже содействие защитной функции рабочего движения. Гапон делал упор на христианские нормы и православные традиции защиты властью обездоленных членов общества. «Независимцы» работали в основном с еврейским пролетариатом.

Программа Еврейской Независимой Рабочей Партии (ЕНРП):

1) Е.Н.Р.П. имеет целью поднятие материального и культурного уровня еврейского пролетариата посредством культурно-экономических организаций как нелегальных, так и легальных по мере возможности. На практике эта цель сводится: а) к развитию широких экономических организаций трэд-юнионов, касс, клубов, ассоциаций, б) к развитию среди рабочего класса научных и профессиональных знаний и к воспитанию его для коллективной жизни.

2) Партия в целом не выставляет себе никаких политических целей и касается политических вопросов лишь в той мере, поскольку они затрагивают повседневные интересы рабочих.

3) Партия объединяет для экономической и культурной деятельности рабочих всяких политических взглядов и совсем без таковых.

4) Организация партии демократическая, то есть управляется снизу, а не сверху».

Понятно, что тред-юнионизм не считал ни монархию, ни крупный частный капитал своими смертельными антагонистами.

 

Либерально-демократическая идея

Идеи тред-юнионизма вполне вписались в самую молодую концепцию, наиболее прочно укоренившуюся в нашем профдвижении – либерально-демократическую. Согласно ей наёмные работники должны иметь собственные независимые профессиональные и, при необходимости, политические организации, а также законное представительство в органах власти. Они должны являться балансиром, который позволил бы им отстаивать свои интересы перед властью и крупным капиталом, но не подавляя при этом других групп населения. Эта концепция также допускала и конституционную монархию (при власти парламента), и крупную частную собственность (при мерах общественного контроля над ней).

Идеологи такого подхода – П.Б. Струве (бывший социал-демократ) и П.Н. Милюков.

 

Формы профдвижения

Перейдём к обзору наиболее распространённых форм профдвижения.

 

Наёмная артель

Наёмная артель объединение наёмных работников, представляющее собою складчину трудом и капиталом (инструмент, деньги, имущество) с участием в общих доходах и общей ответственностью (круговой порукой). Нанималась коллективно на объёмы работ, на срок и бессрочно.

Артель (и её предшественница – работная дружина) существовала на Руси в различных промыслах по крайней мере с 11 века. Действовала на основе обычного права, «гражданского» законодательства. Как особое юридическое понятие зафиксирована с 1799 года – в Уставе цехов и ряде специальных Положений (Положение о взаимных правах судохозяев, или судопромышленников и бурлаков, или судорабочих, 1836). Имела права юридического лица. В 1902 году было принято Положение об артелях трудовых, объединившее в одну категорию наёмные и производственные артели. В артелях работали сотни тысяч человек по всей стране в десятках профессий.

Артели, иногда достигавшие численности в несколько сотен человек, нанимались как единые коллективы на целые фабрики, в морские и речные порты, на крупное строительство. И если случались расхождения с хозяином-нанимателем, то смело шли на конфликт.

Артельный дух – фрагмент из романа П.И. Мельникова-Печерского «В лесах» (написан в 1868 – 1874 годах). Речь о заключении договора (ряда) между забредшим в глухой лес купцом Патапом Максимычем и артелью «лесников» из 12 человек (заготовителей леса; с. 229-237).

На такую артельную основу социалистические идеи, проникая в Россию, ложились «заподлицо». Другое дело, что носителями социалистической идеологии были интеллигенты, для которых установление контакта с простонародьем всегда являлось проблемой. И хотя в артелях социалисты видели зачатки будущего строя, сами НАЁМНЫЕ АРТЕЛИ оказались заражены социализмом лишь в начале 20 века.

Не гнушались артели и забастовок/стачек. Надо сказать, что по закону СТАЧКОЙ ещё с 1845 года (статья 367 Уголовного уложения в редакции 1903 года) подразумевался сговор между рабочими с прекращением работ с целью «возвышения» заработной платы, уже определённой по договору с хозяином. Если же плата договором найма не была определена, или хозяин понижал её в нарушение договора, то обвинение рабочих в стачке признавалось «недобросовестным». Подобное случилось в 1872 году при стачке артелей щетинщиков в Устюге (у купцов Красильникова и Азова), в 1878 году на суконной фабрике Лазарева в Москве (фабричные нанялись и бастовали единым коллективом, то есть артелью), в 1899 году Сенат по делу о стачке на фабрике Нечаева-Мальцева разъяснил, что стачка не составляет преступления, если рабочие не связаны договором найма на срок.

Показательна история артелей грузчиков в Одесском порту. Они были сильны ещё в 19 веке, в 1890-е годы не раз успешно бастовали. В годы 1-й Революции Союз русского народа создал здесь 6 артелей грузчиков (1,350 рабочих), которые быстро монополизировали перевалку грузов. В 1913 году эти артели распались, их заменили артели без статуса юрлица, политически не ангажированные, но не менее мощные. В 1917 году они полевели, стали ядром Центрального Комитета портовых рабочих Юга России, участвовали в создании Союзов транспортных рабочих, став их низшими структурными подразделениями (цеховыми организациями). При этом в 1919 году возродились черносотенные и контрреволюционные настроения этих артелей (связанные с антирабочими действиями Советской власти). Они давали себя знать до середины 1920-х годов.

Подавляющее же большинство артелей не имели такой численности и мест постоянного базирования, так что, после того, как в годы Гражданской войны красные декретным порядком включали их в свои профсоюзы, сопротивления артели им не оказывали.

В годы нэпа они вновь стали возникать, причём вновь свободные от социалистического влияния. Так, на Украине возникли артели ответственного труда (АОТ), которые подряжались на принципах солидарной ответственности (гардеробщики, железнодорожные курьеры, строители). Они охватили к 1923 году больше рабочих, чем созданные Всероссийским Центральным Советом профессиональных союзов (ВЦСПС) общественные работы для безработных. С лета 1923 года ВЦСПС начал атаки на конкурентов через печать, доносы в ГПУ и во 2-й половине 1920-х годов добился их ликвидации силовыми мерами властей.

В целом можно сказать, что социалистическая идея (в коммунистическом её варианте) в артелях так и не возобладала.

 

Братство подмастерьев в цехах

Ремесленное собрание / цех– сословное самоуправляемое объединение ремесленников одной или нескольких профессий, обладавшее монополией на занятие ремеслом, следившее за состоянием ремесла и ученичества, качеством своей продукции, а также участвовавшее в городском самоуправлении.

Цеха действовали на основе Ремесленное Положения 1785 года, почти без изменений вошедшего в позднейшие Уставы о промышленности. Согласно ему, подмастерья имели право не только избирать «подмастерского выборного» и двоих поверенных, которых ремесленная Управа «выслушивает во всех делах и случаях» касательно их товарищей. Избранная троица могла даже образовать особую подмастерскую Управу с самостоятельной кассой/ларцом. А размер платы за обучение и работу подмастерьев должен был соответствовать величине, установленной ежегодным сходом всех ремесленных цеха (то есть мастеров и подмастерских выборных).

Со 2-й половины 19 века цеха сокращались, к 1893 году упав до 200 тысяч человек. Главная причина – рост конкуренции со стороны крупной промышленности.

Вот какие нравы царили среди подмастерьев старейшего в Питере Немецкого цеха булочников (немцев там почти не осталось). Подмастерье никогда не шёл сбивать цены на места, никогда не просился работать к хозяину – это считалось позором, а дожидался, чтобы он сам за ним пришёл в общежитие при цехе. Нарушители беспощадно выбрасывались из братства и были на уровне штрейкбрехеров. Больше того, недовольные каким-либо мастером подмастерья могли взять расчёт целой партией. Занятие их места до улаживания конфликта также считалось позором. Часть средств (взносы, пожертвования, а также выручка от буфета при общежитии) братство держало на счёте в банке, часть же – ещё одна дань обычаю – в сундуке. Доступ к сундуку, запертому на 3 замка, имели трое казначеев (и у каждого – по ключу). Интересная деталь. Екатерина Вторая преподнесла цеху в качестве подарка серебряный кубок. С тех пор каждый раз, когда на ладе – общем собрании подмастерьев цеха, принимались новые члены, бокал доставали из сундука. Все новички должны были выпить из него вина (так продолжалось до 1919 года, когда цех был ликвидирован красными).

Хозяева во многих местах России знали о существовании братства и при надобности в новых рабочих руках делали в него запрос. На другой же день после получения заявки потребное число булочников нужной квалификации выезжало в пункт назначения на братские деньги, которые потом высылались нанимателем обратно в братство.

Идеи социализма начали проникать в цеховое движение с 1860-х годов (через немецких ремесленников Прибалтики и еврейских Западного края), но затронули его слабо, так что понадобилось силовое решение вопроса. Большевики включили цеха в состав своих профсоюзов в ходе Гражданской войны.

Еврейские цеха (хевры) прошли несколько иной путь развития. Противостояние внутри них между мастерами и подмастерьями (в основном из-за невозможности создавать автономные подмастерские братства, как это было в цехах) привело с 60-х годов 19 века к организационному обособлению подмастерьев, созданию чисто рабочих хевр, уже в 1890-е годы оформившихся в настоящие боевые профсоюзы (Берштербунд, Гарбербунд, сапожники), полностью пропитанные социалистическим духом.

Но были и несоциалистические примеры – Могилёвская хевра кожевников (1889 – 1901 годы).

 

Горнозаводское товарищество

Горнозаводское товарищество (ГЗТ) – объединение постоянных заводских рабочих, выдающее пособия нуждающимся членам и РАССМАТРИВАЮЩЕЕ РАЗНОГЛАСИЯ МЕЖДУ РАБОЧИМИ И ЗАВОДОУПРАВЛЕНИЕМ. От классического профсоюза отлично тем, что глава ГЗТ (председатель Попечительного приказа) назначался заводоуправлением. ГЗТ существовали с 1862 года на предприятиях в горном деле, металлообработке и машиностроении, действовали на основании особого Положения о правах горнозаводского населения от 8 марта 1861 года. К 1901 году на 14 заводах было 12,000 членов ГЗТ с общим капиталом в 1,1 млн. рублей. Влились в профсоюзы металлистов и горняков в 1917 году.

Я бы назвал ГЗТ специфическим видом профсоюза. Положение 8 марта 1861 года вполне сопоставимо с современными законами о профсоюзах, порою вводящими в деятельность последних жесткие ограничения и регламентацию.

Больше всех отличилось Златоустовское ГЗТ. Рабочая активность в нём началась не позднее 1879 года. Но настоящее противостояние шло в 1896 – 1898 годах. Началось всё с протеста ГЗТ против удлинения рабочего дня на 1 час и перенесения времени обеда. Кончилось серией стачек (в том числе 2-месячной в прокатном цехе), когда ГЗТ помогало стачечникам сбором средств, а потом общее собрание восстановило их, уволенных, на работе вопреки начальству.

Но в 1903 году ещё более острое противостояние, связанное с попыткой начальства ограничить права рабочих, привело к конфликту ГЗТ с заводом и страшному Златоустовскому расстрелу.

И хотя это очень озлобило рабочих, а в 1905 году Попечительные приказы выделяли средства на покупку оружия для рабочих дружин,тем не менее настроения постоянных рабочих уральских и прикамских заводов оставались несоциалистическими либо умеренно социалистическими. В 1918 – 1919 годах именно группы рабочих, ранее участвовавших в ГЗТ, восставали против красных под флагом народовластия, а в логике Гражданской войны совсем уходили от социалистических идеалов (даже в сторону монархизма и православия).

 

Касса и общество взаимопомощи, профсоюз

Профессиональные общества по заявленным или реально исполняемым ими функциям (а не по их самоназваниям) можно разделить на три вида:

Касса взаимопомощи (КВП) – объединение наёмных работников и иногда работодателей, собирающее взносы с членов и выдающее членам-работникам страховые пособия (по болезни, старости, по безработице, пострадавшим за участие в стачке и по другим. мотивам).

Общество взаимопомощи (ОВП) – объединение наёмных работников и иногда работодателей, в дополнение к функциям КВП занятое вопросами ремесла (профессиональное обучение), образования (лекции, курсы), отдыха (клуб, чайная, экскурсии) и потребления (лавка).

Профессиональный союз – объединение наёмных работников и иногда работодателей, в дополнение ко всем или некоторым функциям ОВП посредничающее в отношениях работников с работодателем, для чего выступает перед ним с ходатайствами (заявлениями, требованиями), организует биржу труда, ведёт с работодателем переговоры, заключает соглашения, возглавляет или/и улаживает конфликты.

Первые КВП, прямо не связанные с цеховым устройством[1], начали возникать в России со 2-го десятилетия 19 века, ОВП – начиная с 1840-х годов и, наконец, профсоюзы (а также общероссийские объединения ОВП) – с 1890-х годов. При этом движение распадалось на два крыла: легальное и подпольное.

Легальные организации, которых я насчитываю поимённо до 500, с общим числом членов в 80-90 тысяч человек, действовали на основе гражданского/полицейского права. Некоторые из них имели капиталы в сотни тысяч рублей и, конечно, предпочитали не вступать в конфликты с работодателями и властями. Огромной заслугой даже самых умеренных из них является то, что они долгие годы обучали своих членов элементарной дисциплине, пониманию значения взаимопомощи и солидарности, навыкам самоуправления. В ходе Революции 1905 года десятки касс и обществ взаимопомощи были преобразованы в профсоюзы или слились с ними (в Революцию 1917 года таких примеров уже были сотни). Рождённые этим путем профсоюзы отличались от возникших напустом месте собратьев устойчивостью и долговечностью. Особенно впечатляющие примеры этого дали учителя, приказчики, печатники и официанты. Социалистические идеи среди них преобладали, но так и не победили.

В дореволюционный период известно Иркутское ОВП приказчиков (год основания – 1883-й), в 1899 году они добились воскресного отдыха первыми в Сибири, в марте 1905 года организовали полную стачку и первыми в России добились коллективного договора с купцами о 8-часовом рабочем дне (по своей декабрьской петиции 1904 года). А в 1913 году организовали «Второвскую стачку», подняв против их фирмы товарищей в 11-ти городах Сибири. В 1906 и 1917 годах оно преобразовывалось в профсоюз, и в правлении большинство оказывалось у социалистов (но настоящие победы оно одерживало, когда социалисты уходили).

Харьковское ОВП ремесленников (фактически металлистов). Возглавленное Андреем Кондратенко (рабочим, в прошлом в народовольческом кружке), оно началось в мае 1898 года по протекции губернатора. За каких-нибудь 6 лет выросло в десятки раз, объединив металлистов крупнейших заводов Харькова и других городов, с капиталом в 32 тысячи рублей. Оно открыто печатало свои отчеты, имело бюро труда, удовлетворявшее ежегодно десятки заявок от работодателей со всей страны. Оно поддерживало уволенных по политическим мотивам товарищей, широко пропагандировало идеалы рабочей солидарности. Пыталось организовать защиту увечных мастеровых, возбудило ходатайство о разработке законопроекта о государственном страховании от безработицы. С его помощью возникли новые рабочие общества в Харькове, Николаеве, Борисоглебске. Его устав брали за образец гравёры и металлисты Москвы, подмастерья Белостока, фабричные Костромы. Наконец, Первая конференция профсоюзов (осень 1905 года) была обязана харьковскому обществу не только организующим началом, но и самой идеей её проведения (1902 год). К 1908 году оно зацепилось в Воронеже, Екатеринославе, Конотопе, Луганске, Москве, Санкт-Петербурге, Николаеве, Туле, Орле, Харбине на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) и в других городах. Оно построило Дом рабочих, который стал потом штаб-квартирой харьковских профсоюзов.

Подпольных (неофициальных) организаций мне известно около 50-ти (в том числе до 20-ти профсоюзов), с максимальным общим количеством в 6-8 тысяч членов. Находились они под влиянием социалистов, создавались для организации стачек и, вне зависимости от исхода последних, быстро распадались. Тем не менее, и здесь были примеры успешного развития профсоюза до и после его легализации.

В 1-ю Революцию профсоюзы охватывали 300-350,000 членов, преобладала среди них социалистическая идея. Многие несоциалистические организации (профессионально-политические союзы) группировались вокруг Союза союзов (председатель Милюков). Профессионально-политические союзы – это был проект кадетов.

К несоциалистическим можно отнести такие профессии, как приказчики (их Всероссийский съезд в 1906 году пел государственный гимн «Боже, Царя храни»), конторские, банковские и железнодорожные служащие, учителя, врачи, профессора, фармацевты, фельдшеры и т.д. – то есть в основном нерабочие профессии.

В раннесоветский период оказалось, что именно профессии, в которых дореволюционное движение взаимопомощи достигло наибольших успехов, стали самыми стойкими носителями идей независимости и внепартийности профсоюзов. В большинстве своём это опять-таки были профсоюзы с преобладающим влиянием социалистов (не большевиков).

Из несоциалистических того периода особенно яркий пример – Всероссийский учительский союз (ВУС). Движение учителей началось в форме професиональных съездов (1866 – 1872 годы – более 200-т), затем с 1880-х годов в форме ОВП. С 1902 года (1-й Всероссийский съезд ОВП учителей) движение политизировалось, когда стало ясно, что реформа школы невозможна без ликвидации самодержавия. ВУС возник в 1905 году, в 1909 году распался (в форме Всероссийского педагогического общества (ВПО)), а в 1917 был восстановлен и достиг огромных успехов в деле сплочения профессии (150,000 членов). В частности, он был одним из немногих, кто оказался способен проводить массовые учительские забастовки при Советской власти по всей стране, а Петроградский учительский союз (ПУС) заключил сильный коллективный договор с Народным комиссариатом просвещения летом 1918 года. Не случайно в декабре 1918 года ВЦИК объявил ВУС распущенным как контрреволюционную организацию. Дальше помогали чекисты и революционные комитеты (ревкомы). Учителя были одной из профессий, почти поголовно увлечённых идеями Партии народной свободы (кадеты, либерально-демократическая идея). Их союзы всё время последовательно занимали сторону кадетов. Когда в декабре 1917 года большевики организовали свой красный профсоюз учителей-интернационалистов, в нём оказалось всего 30 человек (Н.К. Крупская, А.В. Луначарский и другие) на 5,000 членов ПУСа.

Долгожителем вне партий и вне политики сумел стать Всероссийский союз поэтов (ноябрь 1918 года). Его глава Валерий Як. Брюсов характеризовал его:

«В члены Союза входят лица из различных классов общества, примыкающие, сознательно или бессознательно, к самым различным политическим программам, приносящие в себе самые различные социальные идеалы. Никакой идеологической связи между членами Союза нет, никакого общего мировоззрения Союз не отражает. В его составе есть истинные пролетарии и по происхождению и по мировоззрению, но в нём могут участвовать и поэты с ярко-буржуазной психологией – теоретически даже и монархисты; в нём могут объединяться писатели с материалистическими предпосылками и идеалисты самой чистой воды, мистики, религиозные писатели».

В этом союзе была коммунистическая группа. Он просуществовал до 1929 года.

Но с началом нэпа началось создание «свободных профсоюзов» и с участием рабочих. В 1921 году создан Союз беспартийных служащих, мастеровых и рабочих Восточно-Китайской железной дороги. Основатель Союза инженер Службы тяги Кузьма Куприянов.

Второй пример – в 1922 году Киевский союз трамвайщиков.

Особо надо сказать о ЗУБАТОВСКОМ ДВИЖЕНИИ, начавшемся в 1901 году. У истоков его стоял начальник Московского охранного отделения С.В. Зубатов с его идеей отсечения рабочих от революционного движения через вовлечение их в широкие легальные профессиональные общества. Он находил сторонников этой идеи среди рабочих революционеров, раздражённых засильем революционной интеллигенции, и агитировал их в духе тред-юнионизма. Далее с помощью административного ресурса он и его соратники обер-полицмейстер Д.Ф. Трепов (Москва), фабрично-заводский инспектор В.П. Литвинов-Фалинский (СПб.), начальник Минского Губернского жандармского управления (ГЖУ) Н.В. Васильев и другие начинали давить на фабрикантов, не желавших идти навстречу требованиям рабочих. Конечно, делалось это до определённого предела, после чего они требования рабочих признавали «не основательными», «не согласными с истиной» и либо прекращали помощь, либо даже сами начинали давить на рабочих (фабрика Бенно и Ронталлер).

Везде, где зубатовское движение разрасталось, оно заканчивалось мощными стачками и серьёзными успехами рабочих, оставаясь полностью в рамках самодержавия

Считается, что, начавшись в 1901 году, зубатовские организации везде умирали после отставки Зубатова (летом 1903-м года) и падения его соратников священника Гапона в Питере и Г.И. Шаевича в Одессе. Это не так.

В Москве зубатовские общества достили максимального влияния в 1904 году, охватывали примерно 8,000 рабочих. В 1905 они сильно полевели и в 1905 – 1906 годах слились со вновь возникшими профсоюзами, находившимися уже под влиянием социалистов. В Минске мощный ферейн (Совет профсоюзов) еврейских зубатовских хевр (свыше 2,000 человек) летом 1903 был распущен, но на его месте возникло более широкое общегородское ОВП рабочих, обединявшее также и русских рабочих. В Одессе русские «Независимые рабочие союзы» (свыше 2,000 человек) зубатовца Шаевича даже после отправки его в ссылку летом 1903 года сохранились в Одеском порту вплоть до 1905 года (возможно, став основой артелей СРН). В СПб. гапоновское Собрание (до 10,000 человек), распущенное властями 10 января 1905 года, было восстановлено в начале 1906 года и в 1908 году слилось с Профессиональным обществом рабочих по металлу (как назывался тогда профсоюз, созданный революционными рабочими) – когда последнее временно лишилось ядра из социалистов (из-за арестов).

Зубатовцы создали первые Советы профсоюзов (в коренной России в форме Совета рабочих, в зоне еврейского расселения в виде ферейна, в межнациональной Новороссии в виде Независимого рабочего комитета), ввели институт профсоюзных организаторов. В Минске организовали ЕНРП, фактически представлявшую собой лейбористскую партию; проверили в настоящем деле трудовой арбитраж. В Одессе – проводили бойкоты рабочих мест и пикетирование бастующих предприятий. В Питере – учились готовить и вести коллективную стачку по заранее разработанному плану. Опробовали силу петиционных кампаний и согласованных требований сразу на многих предприятиях. Показали, что серьёзное общественное значение любая профсоюзная акция приобретает, только если она проведена массово, с участием тысяч и десятков тысяч организованных работников. Иными словами, во многом зубатовцы были новаторами. Кроме того, в 1905 году зубатовцы возродили идею участия рабочих в прибылях, поддержали выдвинуту правыми социал-демократами идею Рабочего съезда.

Общее число рабочих, прошедших через зубатовские организации, превышало, наверное, 40,000 человек.

Зубатовцы возвестили новый этап российского профдвижения, характеризуемый серьёзной активизацией и радикализацией легальных обществ. Потрясшие Юг России массовые стачки весны-лета 1903 года начались со Всеобщей одесской забастовки, организованной зубатовцами. Стачки января 1905 года начались в Санкт-Петербурге с подачи гапоновского Собрания. 10 января они перекинулись в Москву, и начали их опять-таки зубатовцы, из типографии Сытина. Так зубатовщина всколыхнула рабочую Россию.

Зубатовский проект в перспективе дал бы рабочее движение общенационального масштаба (причём не на революционных основах), которое могло стать мощной опорой самодержавия, но для этого самодержавию пришлось бы меняться, идти на серьёзные реформы. Самодержавие испугалось этого и пошло на реформы только в октябре 1905 года под давлением уже всего общества. Рабочее движение при этом было уже не другом, а его врагом.

 

Научное общество

Научное (научно-техническое) общество – объединение представителей разных специальностей не только для обмена результатами исследований и проведения научных дискуссий, но также для обсуждения вопросов состояния науки в целом и условий её развития в обществе.

Есть два самых ярких примера того, как научные общества стали основой профессиональных союзов – у врачей и инженеров. Особенностью их являлось то, что карьерный рост в этой сфере был тесно связан с профессиональным ростом. Почти невозможно было стать руководителем медицинского учреждения без профессорского звания и врачебной практики или директором предприятия без достаточного числа научных работ и инженерной практики.

В 1885 году врачи учредили Московско-Петербургское Общество врачей в память Н.И. Пирогова. Постепенно в Обществе, объединявшем лишь докторов медицины – элиту профессии, к руководству пришли земские врачи. В 1890-е Общество разрослось на всю страну и стало главным центром, объединяющим профессию. Врачи не просто получили трибуну для обсуждения вопросов земской медицины и общественной санитарии. Постановления своих съездов они рассылали во все земства, формируя их политику и заставляя местные власти с ними считаться. А осмелев, превратили съезд в революционное сборище с сопротивлением полицейским чинам. Это произошло в 1904 году, когда даже полиция не смогла справиться со съездом, принявшим антиправительственные резолюции.

В апреле 1917 года Общество создало Всероссийский союз врачей. Политическая платформа его не сильно отличалась от кадетской. Так, их очередной съезд требовал преодоления «патологической воли народа» путём отсрочки созыва Учредительного собрания, создания «твёрдой внепартийной власти» и введения военного положения (эта платформа была даже правее кадетской).

При Советской власти врачи стали одной из профессий, устраивавших массовые политичсекие забастовки. В марте 1918 года опять же на съезде Пироговского общества был оформлен Всероссийский союз профессиональных объединений врачей (ВСПОВ). В 1919 году он отказался вступить в коммунистический профсоюз Всемедикосантруд. Тогда в 1920 году ВЦСПС особым постановлением распустил его, а врачей в принудительном порядке перевели в особую врачебную секцию во Всемедикосантруде. Но борьба продолжалась – в 1922 году съезды секции врачей по всей стране встали на позицию «единства и независимости профессионального движения», что вызвало массовые аресты и высылки врачей за границу и в отдалённые районы. В итоге в 1923 году большевики начали одолевать «буржуазную группу» врачей в секции. Но «молчаливая отчуждённость» секции, как отмечалось с отчёте ЦК 6-му съезду союза Медсантруд (1926 год) была изжита лишь к 1925 году.

У инженеров всё протекало не менее драматично. Начав в 1866 году с Русского технического общества, они закончили дело созданием в декабре 1904 года и воссозданием в марте 1917 года Всероссийского союза инженеров (и техников). ВСИ сразу же встал на либерально-демократическую платформу, в 1-ю Революцию вошёл в Союз союзов, во 2-ю – в антисоветский Комитет спасения родины и революции и повсеместно участвовал в забастовках против Советской власти, рабочего контроля, насилий со стороны красных. Это стало причиной того, что во время красного террора чекисты нередко охотились за инженерами и техниками, брали их в заложники, расстреливали как корпорацию, а те уходили с отступающими белыми армиями.

В декабре 1918 года ВСИ преобразован во Всероссийскую ассоциацию инженеров, которая решила войти в систему профсоюзов как самостоятельная единица, как профсоюз научно-технических работников. Но Пленум ВЦСПС счёл недопустимым существование отдельного профсоюза инженеров, решил сохранить ВАИ как общественно полезную организацию, а защиту прав и интересов возложить на профсоюзы, где создать ИТС (инженерно-технические секции).

Но инженеры отказывались вступать в профсоюзные ИТС, либо же секции совсем не работали, так что первые годы Советская власть вынуждена была мириться с тем, что ВАИ представляла интересы инженеров перед красными директорами.

Вместе с тем в 1924 году (на Всероссийском съезде инженеров в Петрограде) властям удалось полностью ликвидировать сторонников открытой защиты внепартийности и аполитичности ВАИ. С 1925 года ВАИ всё чаще вынуждена была заявлять о приверженности Советской власти. Но последней этого было мало.

С начала 1928 года начались новые репрессии со стороны ГПУ. В мае-июле 1928 года в Москве прошёл судебный процесс («Шахтинское дело») над группой из 53 инженеров и техников из старой интеллигенции по сфабрикованному обвинению в саботаже на шахтах Донбасса. Вынесен смертный приговор 5 обвиняемым.

По Шахтинскому делу и следующим за ним следствие арестовывало всё новые группы инженеров и выбивало из них признательные показания для новых процессов. Но наталкивались чекисты и на сопротивление. Так было с «руководителем группы вредителей» профессором Горного института и консультантома Госплана инженером П.И. Пальчинским. Он в феврале 1917 года как член Военной комиссии Временного комитета Государственной думы занял верными Государственной думе частями все важнейшие учреждения и пункты столицы (Ленин с Л.Д. Троцким у него учились в октябре 1917-го). Затем член исполкома Петросовета, во Временном правительстве занимал пост товарища Министра торговли и промышленности, а 25 октября – начальник обороны Зимнего дворца. Арест 21 апреля 1928 года по делу совета Союза инженерных организаций. Пальчинский отверг все требования палачей и 22 мая 1929 года был расстрелян ОГПУ.

Вместе с ним были расстреляны военный инженер А.Ф. Величко и железнодорожник Ник. Карл. фон Мекк (аресты в 1919, 1921 (дважды), 1929 годах по делу «вредителей в НКПС» - Народном комиссариате путей сообщения). Их смерть была цинично использована следствием для создания новых «неопровержимых» доказательств. 24 мая 1929 года в «Известиях» появилось сообщение об их расстреле как якобы «злейших врагов пролетариата».

А 27 августа 1929 года специальным постановлением правительства ВАИ была упразднена. Её учреждения (и журнал) переданы в ведение Всесоюзного межсекционного бюро инженеров и техников (ВМБИТ) при ВЦСПС. Сама же ВАИ была обвинена в отрыве от рабочих и техников, корпоративности, элитарности и в «пособничестве вредительству».

В том же русле борьбы с антисоветской, вредительской работой инженеров прошёл и процесс «Промышленной партии» (ноябрь-декабрь 1930 года), якобы созданной на рубеже 1927 – 1928 годов на базе созданной в 1925 году контрреволюционной вредительской организации «Инженерный центр».

Наконец, в 1930 – 1933 годах прошли ещё несколько процессов инженеров в разных районах СССР, завершивших разгром активных групп инженеров, работавших в ВАИ. В 1930 – 1931 годах в Донбассе было арестовано или уволено 48% всех инженеров.

Итак, 27 августа 1929 года можно считать крайней верхней датой несоциалистического профдвижения в СССР того периода.

 

Выводы

На примере истории развития целого ряда форм профдвижения мы видим, что социалистические идеи, начав проникновение в 1860-е годы, достигли максимального распространения (и серьёзного преобладания) в профдвижении к 1917 году. При этом идея русской артельности полностью потеряла влияние. Либерально-демократическая (и ставший её составной частью тред-юнионизм) сохранила влияние в нерабочей среде. В последующие годы наметилось возрождение тред-юнионистских идей и, соответственно, некоторое сокращение влияния социализма и в рабочей среде. Учитывая, что в большинстве случаев несоциалистические профобъединения разрушались силовыми методами, можно утверждать, что исторический выбор нашим профдвижением так и не сделан.

Особенно это важно потому, что современные рабочие – это не пролетариат начала 20 века. Артельные традиции у них прерваны, большинство рабочих семей имеют жильё, многие – дачи и машины. Неизмеримо выше образовательный уровень. Основа для социалистических идей гораздо слабее, чем 100 лет назад.

Сегодня большинство профсоюзов Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) официально придерживаются доктрины «экономической демократии» (А. Исаев) и демократического социализма. Однако ФНПР – прямая наследница советской эпохи, последний советский институт. За постсоветский период её численность падает на 1-2 млн. членов в год, составляя сейчас 23 млн. человек. Так что судьбы Исаевской доктрины будут зависеть от судеб ФНПР.

Сообщество свободных профсоюзов за прошедшие 20 лет растёт медленно, однако на фоне ФНПР можно сказать, что оно успешно развивается. В начале 1990-х годов большинство свободных профсоюзов стояли на позициях простого тред-юнионизма, позволявшего спокойно относиться к представителям разных взглядов в профсоюзах. Сейчас в профдвижении активизировались социалистические элементы. Прогнозирую либо расслоение профсоюзов по идеологическому признаку (либеральная идея в противовес социалистической), либо развитие тред-юнионистской идеи по образцу амерканских профсоюзов.



[1]
Членство в этих кассах, в отличие от цеховых, было добровольным.

История профсоюзов, 2016 г.